Тобечик как база гидроавиации. Часть вторая

                                                                                       

 

 

                                                                                               Д. Н. Конотоп , В. И. Богданович   г. Керчь

                                           

                                                                                                       Тобечик как база гидроавиации

                                               
                                                                                                                     Часть вторая

 

 

 

Место Советской гидробазы на Тобечике пустовало недолго, в середине июля 42-го года, немцы приспособили озеро под аэродром для своих гидропланов. В сентябре того же года в Керчь был переведен из Бахчисарая штаб Военно-морского Авиационного командира "Юг" (Seefligerfuhrer «Süd»). Командиром нового штаба был полковник Вольфганг фон Вильд, 10 сентября 42-го его сменил генерал авиации Конрад Цандер. В декабре 42-го года из штаба военно-морского авиационного командира "Юг" был сформирован штаб Военно-морского авиационного командира "Чёрное море"(Seefliegerführer Schwarzes Meer). Прежнего командира сменил полковник Шаллер, последнего в июне 43-го сменит обер-лейтенант Иоахим Бауэр. Военно-морской командир "Черное море" входил в Авиационную область "Ростов" (Luftgau ''Rostow’’) и подчинялся 4-му воздушному флоту (luftflotte). В апреле 43-го Авиационную область "Ростов" объединили с Авиационной областью "Харьков" ( ''Сharkow'' ) и переименовали в XXV полевую авиационную область (Luftgau XXV), которая контролировала воздушное пространство южных оккупированных и прифронтовых территорий Советского Союза.

Керченскому штабу военно-морского командира "Черное море" подчинялась вся гидроавиация, которая несла службу на Черноморском театре боевых действий. Это были части морской разведки и поисково-спасательная служба морской авиации люфтваффе.

Немецкая гидроавиация в Крыму появилась ещё в декабре 41-го. В городе Саки тогда расположился штаб авиационного командира "Восточное море" ("Ostsee"), на основе этого штаба был сформирован, уже упомянутый, штаб Авиационного командира "Юг". Штаб-квартира находилась в Констанце, с июля 42-го в Бахчисарае. Представляли гидроавиацию на Чёрном море части поисково-спасательной службы люфтваффе, а именно 8-й отряд поисково-спасательной службы (Seenotstaffel 8), дословно - отряд службы воздушного поиска и спасения на море. Командир 8-го отряда (Seenotstaffel 8) обер-лейтенант Ганнибал Гуде. На вооружении 8-го были поплавковые «Heinkel» Не-59, «Focke-Wulf» Fw-58 и «Arado» Ar-196. Первый «Дорнье» в 8-м отряде появился 16 августа, это был борт KK+UV. Уже 24-го он отправился в свою первую спасательную миссию. 20-го сентября в состав (Seenotstaffel 8) вошёл ещё один Do 24T-1, борт KK+UY. 30 декабря эта машина разбилась при посадке в Варне, экипаж погиб. На замену потерянному гидроплану перегнали из Афин Do 24, борт KK+VC, из состава (Seenotstaffel 7). К концу 41-го года в (Seenotstaffel 8) осталась одна исправная машина, это был Fw 58, остальные в ремонте, потери в лётном составе, с июня месяца - 14 человек. Зимой 42-го в восьмом отряде новых машин не наблюдается, в этот период на весь SBK XII (Seenotbereichskomandо XII) всего три Do 24. Зима 41 -42 го годов была необыкновенно холодная, основные гидробазы Румынии покрылись льдом. Этой зимой активность гидроавиации в Черноморском регионе низкая. В апреле в (Seenotstaffel 8) прибыло 6 гидропланов «Дорнье». В мае 42-го на Чёрное море прибыл ещё один Do 24, борт CM+IQ, его разместили в Ак-Мечети (Черноморское). В Саках дежурил He 59. В июне 42-го морская авиация люфтваффе начала во всю осваивать крымские гидроаэродромы. Базы были в Ак-Мечети (Черноморское), Евпатории, Керчи, Саках (оз. Сасык), Феодосии и на Казантипе (вероятно оз. Акташское). На первое июня 42-го в Крыму имелись - один Do 24 CM+IQ на базе в Ак-Мечети, один He 59 DS+KE на озере Сасык и в Керчи один FW 58 TR+AV. В августе 42-го, бывшие Советские гидробазы Севастополя, на мысе Херсонес в бухте Голландия, были подготовлены для приема летающих лодок.

Гидросамолёт «Blohm und Voss» BV 138 C1 из 3/SA.Gr 125

 

Гидросамолёт «Dornier» Do 24 из Seenotstaffel 8

 

Гидросамолёт «Arado» Ar 196 из 2/SA.Gr 125

 

(Seenotstaffel 8) подчинялся командованию морского поисково-спасательного района №12 (Seenotbereichskomandо XII), командир оберст-лейтенант Юлиус Ханзинг. Штаб морского поисково-спасательного района №12 распологался в Евпатории, вплоть до января 44-го года (в начале войны находился в Мамае, основная гидробаза в Констанце). Все эти военно-административные единицы также подчинялись Керченскому штабу.

Морская авиация люфтваффе эскадр не имела, структурных единиц в ней выше группы не было. Делилась она на группы в соответствии с назначением, например : морская разведка (Seeaufklarungsgruppe) SA.Gr, или корабельная авиация (Bordfligergruppe) B.FI.Gr. Группы делились на отряды.

В конце июля 41-го на Черное море со Средиземноморского ТВД переводят части 126-й группы морской разведки (Seeaufklarungsgruppe 126), на вооружении SA.Gr 126 были поплавковые «Arado» Ar-196 и летающие лодки «Dornier» Do-24. Командир SA.Gr 126 ; обер-лейтенант Херман Кайзер, с июля 43-го по июнь 44-го оберст-лейтенант Герман Буш. В начале декабря 41-го с Балтики частично перегнали два отряда из состава 125-й группы морской разведки SA.Gr 125. Это были 2-й и 3-й отряды (2/125 ; 3/125 SA.Gr). 2-й состоял из Ar-196, 3-й был вооружен машинами «Blohm & Voss» BV-138. Командиры SA.Gr 125 ; c апреля 41-го по апрель 43-го обрест-лейтенант Герхард Колбе, с апреля 43-го по июль 43-го оберст-лейтенант Хельмут Шальке.

Части морской авиации никогда не перегоняли с места на место в полном составе, они кочевали отрядами или даже отдельными самолетами с одного театра боевых действий на другой, в зависимости от сложности и важности задач, которые перед ними ставили. Машины передавали из одного отряда в другой, потом возвращали обратно, потом снова и так далее. Порой лодочная авиация была тонким слоем размазана по гидробазам Средиземного и Чёрного морей.

Основные гидробазы Крыма были в Севастополе и Керчи. На Керченском полуострове гидроавиация базировалась непосредственно в самой Керчи, в керченской бухте, там где до этого дислоцировалась 45-я отдельная морская разведывательная эскадрилья Черноморского флота (предположительно район Комсомольского парка, пляж "Черепашка") и на соленом Тобечикском озере в двадцати километрах южнее города. На Тобечике немцы так же использовали бывшую Светскую гидробазу 119-го морского разведывательного авиаполка ЧФ, которая располагалась на противоположных друг другу берегах озера в деревнях Тобечик (Челядиново) и Чонгелек Русский (Костырино). Ещё гидробаза была в районе мыса Казантип (оз. Акташское), но она было совсем маленькая, там иногда дежурила пара самолётов из (seenotstaffe.8), на случай поиска лётчиков в южной части Азовского моря.

В задачи гидроавиации люфтваффе входила разведка, спасение сбитых летчиков и терпящих бедствие моряков, поиск морских конвоев, отдельных кораблей и подводных лодок. Еще морская авиация занималась сопровождением своих конвоев, осуществляя, главным образом, противолодочную разведку. Выполняя противолодочное обеспечение, летающие лодки барражировали на удалении от пяти кабельтовых до трёх миль впереди, позади или в стороне от конвоя, чтобы помешать Советским подводным лодкам занять позицию для атаки и в случае обнаружения торпедного следа на поверхности воды, немедленно доложить о его направлении. Гидроавиация люфтваффе имела так же транспортные самолёты, это были поплавковые Ju 52 3m. Бывало Do 24 использовали как грузовики, они были довольно вместительны.

 

Поплавковый Ju 52/3m See

 

Немецкая гидроавиация, в отличие от советской, редко занималась корректировкой огня артиллерии или бомбардировкой наземных целей и была более узкоспециализированной. Гидропланы совершали одиночные и групповые полеты, работали в открытом море, вдоль побережья и на морских коммуникациях противника. Кроме разведчиков и спасателей существовали ещё торпедоносцы, охотники за подлодками, которые могли нести бомбы различного калибра, включая глубинные. Гидропланы люфтваффе были здорово вооружены, например BV 138 имел две 20-мм пушки MG 151, одну в носовой, одну в кормовой башнях, крупнокалиберный пулемёт MG 131 на пилоне центрального двигателя, также мог взять три 150 кг глубинные бомбы или до шести 50 кг бомб, в зависимости от модификации самолёта. Do 24 был вооружён двумя пулеметами MG 15, один на носовой, другой в хвостовой турелях и 20 мм пушкой Испано-Сюиза-404 в средней башне, плюс до 600 кг бомбовой нагрузки. Тем не менее, лётчики гидропланов старались в воздушные бои не ввязываться, но порой приходилось отбиваться от советских истребителей, даже случались дуэли с гидросамолетами Черноморского флота. На войне как на войне - потери неизбежны. «Мокрая» авиация германии несла потери, высокий процент потерь был по небоевым причинам - поломки, аварии. В 41-м году немцы потеряли шесть гидропланов, четыре Не-59, один Do-24 и один Аr-196, причём пять из шести, это небоевые потери. Только один Не-59, борт SD+WH был сбит нашими истребителями над Тендровской косой 2 ноября 41-го года.
Доставалось и нашим, 4 августа Ar-196 из Seeaufklarungsgruppe 126 сбили два «Амбарчика», шесть советских летчиков попали в плен. 6-го октября обеими сторонами зафиксирован поединок Ar-196 CK+FF и МБР-2, оба самолета получили повреждения.
Гидроавиация люфтваффе несла потери и на земле, аэродромы и гидробазы регулярно подвергались налетам нашей авиации. 23 марта 42-го года в Саках был поврежден во время налёта FW-58 , борт BB+SD из состава (Seenotstaffel 8). 1 апреля 42-го года в районе Анапы, один из истребителей сопровождения морского конвоя, МиГ-3 из состава 7-го ИАП ВВС ЧФ, которым управлял заместитель командира 7-го полка Чернопащенко Василий Евграфович, протаранил немецкий гидроплан. Оба самолёта рухнули в воду, капитан Чернопащенко погиб. С немецкой стороны случай не подтверждён. Наши лётчики называли немецкие гидропланы BV 138 - «Гамбург 140», но нередко под это определение попадали и другие гидросамолёты, например «Арадо». Поэтому сложно сказать о какой машине идёт речь. 5-го июня 42-го потерпел крушение в открытом море BV 138, борт 7R + DL из состава 3./125 SA.Gr, все силы 8-го штаффеля были брошены на поиски экипажа. Это первое упоминание 125-й группы морской разведки в дневнике Морского поисково-спасательного центра «Чёрное море» (Seenotzentrale (L) Schwarzer Meer). 9 июля унтер-офицер Людвиг Госепат перегонял из Ак-Мечети в Мамайю Do 24T-2 борт CM+IG, на двух двигателях, была ночь и при посадке лётчик не справился с управлением и врезался в берег. Он был признан виновным в происшествии и временно отстранен от полетов. 3-го августа в результате обстрела кораблями Черноморского флота Феодосийского порта поврежден осколками Do-24 CM+IQ из 8-го отряда, а на Казантипской базе получил повреждения во время авианалета борт CM+IZ.

Фронт откатился на Кавказ, для немцев в Крыму наступило относительное спокойствие, относительное потому, что сражался еще гарнизон Аджимушкайских каменломен, сражались партизаны в Крымских горах, не бездействовало подполье. Крым фашисты превратили в перевалочную базу на пути к Кавказу, базу флота и авиации.

Эмблемы отрядов морской разведки и поисково спасательной службы базировавшихся в Крыму и на озере Тобечик 

 

Летом 42-го немецкая авиация активно работала на Кавказском направлении, в Крым перебрасывали бомбардировочные и истребительные эскадры. Для морской разведки и службы спасения хватало работы, летали на задания аж до Турецкой границы. Поскольку, часто приходилось летать на спасение пилотов в район Поти и Батуми, гидропланы спасательной авиации, порой сами спасались от Советских истребителей в Турецких территориальных водах, несмотря на запрет пересечения трехмильной зоны турецких морских границ.

30-го августа Юлиус Ханзинг отдал приказ майору Гудэ переводить машины 8-го отряда из Румынии в Крым. К тому же 4-го сентября в Керчь перебросили 2-й отряд 52-й истребительной эскадры 2./JG52, для спасателей это означало,что предстоит много работы. Основная задача, которую поставил перед (Seenotstaffel 8) командир 12-го морского района, это поддержка и обеспечение действий 3-го отряда 125 группы морской разведки 3./125 SA.Gr.

В первых числах сентября на Тобечик перебросили пятерку Do 24. Как раз, в сентябрьские дни Тобечикская база регулярно подвергалась налетам бомбардировочной авиации ЧФ. Налёт 13 сентября вреда не принёс, разве что после него остались две неразорвавшиеся бомбы. Во время налёта 16 сентября поврежден BV-138 из 3./SAGr125, 25-го сентября осколками убит бортмеханик одного из Дорнье, Вильгельм Бауэр. 26-го в 5.07 утра, получила повреждения летающая лодка Do-24, борт CM+IG из состава (Seenotstaffel.8).

12 сентября 42-го Do 24 c Тобечикской базы отправился на поиски трёх человек, которых унесло на штурмботе в открытое море, в районе мыса Такиль их удалось подобрать. 19.09.42 в Азовском море потерпел крушение Ju 52МС №5949, минный тральщик из состава 3./MSGr 1. (Minensuсhgrupp 1 Mausi). Do 24 c Тобечикской базы вылетел на поиск экипажа, лётчиков нашли, но один из команды был мертв. Эти интересные машины появились в Керчи летом 42-го, базировались они на Багеровском аэродроме. Подразделение минных тральщиков (Sonderkommando Mausi) занималось тралением магнитных, неконтактных мин в Керченском проливе и акваториях портов. В тот же день 19-го сентября на Тобечикской базе, в результате неосторожного обращения с боеприпасами погибли два человека из 8-го отряда ПСС, унтер-офицер Эггерс и ефрейтор Хаузер. Потери в воздухе за сорок второй год так же невелики, не вернулся с боевого задания BV 138 из состава 3./Aufkl.Gr.125 (See), (заводской номер 310068, борт 7R+AL), это случилось 4-го сентября, машина и пять членов экипажа числятся пропавшими без вести. 23-го октября над керченским проливом произошёл воздушный бой в результате которого ещё один 138-й получил повреждения, ранены два члена экипажа.
В начале октября 42-го на Тобечике, из состава 8-го штаффеля, четыре машины Do 24, одна в ремонте. 7-го октября в Керченском проливе уничтожен взрывом мины ещё один Ju 52MC (3287) из состава (Sonderkommando Mausi), экипаж спасти не удалось, все погибли. В декабре 42-го на Тобичикском озере несут службу два Do 24 из (Seenotstaffel 8), в Керчи по прежнему бессменный FW 58 TR+AV из того же восьмого отряда.

Слева на право: Начальник штаба Военно-морского Авиационного командира "Юг" (Seefligerfuhrer «Süd») Генерал Авиации Конрад Цандер. Командир Восьмого Авиационного Корпуса (VIII. fliegerkorps) Генерал Мартин Фибиг. Командир Восьмого отряда поисково-спасательной службы (Seenotstaffel 8) майор Ганнибал Гуде.

Командир 7го поисково-спасательного отряда капитан Ханс Треттер (в центре) перед вылетом в Севастополь, для принятия командования сводным отрядом Do 24 в рамках операции «Воздушный мост» Крым-Кубань. Фото сделано 22 февраля 1943г в заливе Фалерон (Афины, Греция). На заднем плане Do-24 борт DJ+ZM на котором Ханс Треттер совершит перелёт Афины,Варна,Севастополь. Рядом с капитаном в катере экипаж этого самолёта.

14-го января 43-го года Тобечикское озеро начало замерзать, самолёты пришлось временно перегнать в Севастополь. Во время перегона машины Do 24 CM+IZ в Севастополь, 21-го января в 2 ч. 22 мин. пилот Вилли Толле, при посадке не справился с управлением и врезался в волнорез. На борту кроме экипажа находился командир 8-го отряда ПСС майор Ганнибал Гуде, все остались целы, техники Севастопольской ремонтной базы через два дня вернули машину в строй.

30 января группа морских спасателей восьмого отряда вылетела на поиск планера Go 242 в восточной части Азовского моря, у буксировщика He 111 оторвался в полёте трос и планёр унесло в неизвестном направлении. Планёр нашли в море, на льду, он был полностью разрушен, но экипаж остался невредим.

В начале 43-го Красная армия перехватила инициативу и начала теснить противника. Активность советских военно-воздушных сил в черноморском регионе увеличилась, закончились спокойные дни для немецкой гидроавиации. Фронт начал движение в обратном направлении. Участились налеты на порты, аэродромы и конвои врага. В воздухе все чаше стали происходить встречи гидропланов люфтваффе с Советскими ВВС. В январе-феврале 43-го положение немцев на Кавказе стало критическим, Советская армия стремительно продвигалась на Запад. 14 февраля 28-я армия генерала Герасименко освободила Ростов. Немецкая 17-я армия оказалась отрезанной от основных сил и прижата к водам Азовского и Черного морей на Таманском полуострове. Немцы создали мощную линию укреплений от моря до моря, эту оборонительную полосу они назвали «Готенкопф». Единственная транспортная артерия по которой можно было снабжать окружённую группировку был Керченский пролив. Авиация 4-й воздушной армии и Черноморского флота делали все возможное, чтобы не дать противнику свободно использовать пролив для снабжения 17-й армии. Керченский пролив регулярно минировали с воздуха, по портам, причалам, конвоям и отдельным судам наносились бомбовые удары. В феврале из-за ледовой обстановки практически остановилось движение в проливе, а в марте минная опасность, вообще, поставила под угрозу снабжение армии. Это вынудило немцев привлечь для снабжения Кубанского плацдарма транспортную авиацию. Но и здесь погода сыграла злую шутку с врагом, во время весенней распутицы чернозём раскис и превратился в кашу , взлетные полосы вышли из строя. Тогда командование люфтваффе принимает решение использовать для доставки груза на Кубань гидроавиацию. Для чего на подмогу местным силам, в феврале 43-го, перебросили со Средиземного моря 2-й отряд морской транспортной авиации (Seetransportstaffel 2), к нему прибавили Юнкерсы из других частей, в итоге отряд численно вырос до группы (эскадрилья), всего было задействовано 25 машин. Отряд состоял из поплавковых Ju-52/3m (See).
Еще в Крым перегнали гидропланы Do-24 из разных подразделений, в основном из состава 6-го и 7-го ПСС ( Seenotstaffel 6 ; 7 ), которые до этого работали на средиземноморском ТВД. Из общего числа Do 24, семь машин принадлежали восьмому отряду. Из самолетов «Дорнье» сформировали два отряда, по одиннадцать машин в каждом, их возглавили обер-лейтенанты Штреттер и Хюльзман. Один отряд базировался в Севастополе, второй на Тобечикском озере.

Поплавковый Ju 52/3m See в полёте 

Пилоты Do 24 из 6 го поисково-спасательного отряда Seenotstaffel 6 на верхней палубе своей машины

 

Эмблема 6 го поисково-спасательного отряда 

Группу поплавковых Ju-52/3m временно возглавил Ганнибал Гуде, командир ( Seenotstaffel 8 ), к этому времени он вырос до майора. Объединённой группой Do-24 командовал капитан Ганс Треттер. Капитан Треттер был командиром 7-го отряда ПСС (Seenotstaffel 7), он перегнал несколько машин из Греции. Общее руководство возложили на командира 12-го спасательного района полковника Юлиуса Ханзинга. Координацией действий и управлением занимался штаб военно-морского авиационного командира "Чёрное море"(Seefliegerführer Schwarzes Meer). В целом , операцией «Воздушный мост» Крым- Кубань руководил Мартин Фибиг, командующий 8-м авиакорпусом (VIII. fligerkorps), на этом посту он сменил генерала Вольфрама фон Рихтгофена. Генерал Фибиг уже имел опыт организации снабжения 6-й армии в Стлинградском котле, он организовал воздушные перевозки, за что, кстати, был награждён дубовыми листьями к Рыцарскому кресту Железного креста. 13 марта 43 года Фибиг посетил Тобечикскую гидробазу и встретился с командирами авиагрупп, майором Гуде и капитаном Треттером. Гидроавиация, доставляя грузы, приводнялась в Таманских лиманах дельты реки Кубань. Основной пункт перевалки грузов был на восточном берегу Витязевского лимана, севернее Анапы. Вот как описывает пробный вылет на Витязевский лиман лейтенант Вернер Ланге, который служил в отряде Ганнибала Гуде : «Командование выбрало в качестве гидроаэродрома Витязевский лиман, Юлиус Ханзинг приказал майору Гуде провести разведку местности, найти и подготовить на озере места для стоянки самолетов различных типов, они должны быть удобно расположены, чтобы можно было быстро и без всяких проблем загрузить и разгрузить самолет. 21 февраля 1943 года мы вместе с майором Гуде вылетели из Севастополя в 09ч.03 на Do 24 борт CM+IV, в 11ч.20 приводнились на водную гладь Витязевского лимана. Было рискованно садиться, мы не знали глубин озера, но посадка и руление прошли гладко. Мы решили идти в Гостагайку, ещё в воздухе мы заметили, что это самое лучшее место для стоянки. Местные жители были дружелюбны, они приветствовали нас и угостили кубанским вином. 28-го февраля мы снова отправились в Витязевский лиман, здесь уже велись работы по подготовке площадок для гидросамолетов. 7 марта я принял командование Поисково-спасательным участком в зоне воздушных перевозок Тобечик - Витязевского лиман». На Витязевском лимане, у деревни Гостагайка (Виноградный) саперы 17-й армии построили длинный причал, самолеты швартовались к резиновым буям, на плотах, буксируемых штурмботами грузы доставлялись на сушу. Далее автотранспортом грузы отправляли в станицы Гостагаевская, Варениковская, а от туда на железнодорожный узел в станицу Крымская ( гор. Крымск ). Зенитное прикрытие обеспечивали части 9-й зенитной дивизии люфтваффе.

23gh55577fjymdfhr111 

На обратном пути все машины забирали с собой раненых. Их, в зависимости от степени тяжести ранения, распределяли по госпиталям Крыма. Один из таких распределителей был в пос. Мариенталь (Горностаевка), госпитали были в Симферополе и на Южном берегу, вообще немцы превратили Крым во «всегерманскую» здравницу, здесь у каждого рода войск имелся свой санаторий. На Тобечикском озере , кроме деревень Чонгелек Русский и Тобечик, под нужды гидроавиации оккупанты приспособили деревню Орта-Эли (на картах РККА - Ортаэли, ныне Огоньки), здесь был пункт базирования отряда поплавковых Ju-52/3m See. Грузы на Тобечикскую базу доставляли преимущественно автотранспортом, автоколонну обеспечила организация Stralo (Strsbentransportleitung OST. ), автодорожное управление Восточных территорий. Груз шёл на Ж/Д станцию Керчь, далее автомашинами направлялся на гидробазу. Местное управление Stralo использовало для грузоперевозок штатную и трофейную технику, по случаю, мобилизовали шофёров из местного населения.
 Гидропланы не могли составить конкуренцию транспортной авиации сухопутного базирования, тем не менее, только за март месяц гидроавиация перевезла на Кубанский плацдарм 1910 тонн различных грузов. У юнкерсов как и у Дорнье грузоподъемность примерно равная - около двух тонн, но бывало, что самолёты грузили под завязку - сколько влезет в грузовой отсек, в пределах допустимого конечно. От Тобечика до Витязевского лимана расстояние небольшое, поэтому за счёт сброса лишнего топлива можно было взять больше груза. Самолёты делали по три - четыре рейса в день. В начале апреля 43-го самолёты позаимствованные у других групп и отрядов гидроавиации, которые были привлечены для участия в операции «Воздушный мост», возвращались в места дислокации своих частей. Когда транспортные отряды освободили озеро, там остались ее старожилы : 8-й отряд ПСС и разведчики из третьего отряда 125 SA.Gr. После того как сводная группа Do 24 покинула Тобечик, на озере числились три машины «Дорнье» из 8-го отряда, остальные перебазировались в Севастополь. Гидроавиация справилась с возложенной на неё задачей и перешла к выполнению своих прямых обязанностей. Летом 43-го немцы построили канатную дорогу через Керченский пролив, на какое-то время решив проблему со снабжением Кубанской группировки.

Генерал Мартин Фибиг (в центре), командующий 8-м авиационным корпусом, с инспекционной поездкой на озеро Тобечик 13 Марта 1943 г . Справа на снимке  капитан Ханс Треттер , командир Seenotstaffel 7, (7-й отряд ПСС). Слева предположительно майор Ганнибал Гуде - командир Seenotstaffel 8 , ( 8-й отряд ПСС ).  Временно исполняющий обязанности командира сводного отряда транспортных Ju 52/3m See в период работы воздушного моста Крым-Кубань.

За весь период участия гидроавиации в перевозках на Кубань , немецким гидропланам посчастливилось не встретиться с советскими истребителями , потери были в основном по техническим причинам . 20. января 43-го в Севастопольской бухте, ночью разбился о причал Do 24 CM+IZ, по другой версии - врезался в мол. 9 марта, о берег возле Феодосии, разбился Do-24 из (seenotstaffel 6), борт DJ+ZO, совсем новый, его только перегнали из Германи, весь экипаж погиб. 23 марта совершил аварийную посадку и затонул Ju 52 / 3m, экипаж был спасён Do 24T-2 CM+IV. 8 апреля потерпел крушение в проливе Ju 52 из состава 2.Seetransportstaffel. Два человека погибло, один пропал без вести. 1 августа в 10-и милях юго-западнее Евпатории, во время атаки торпедоносцев ДБ-3ф на немецкий конвой, истребителями прикрытия был сбит Ar-196, самолёт пропал без вести вместе с экипажем, машина принадлежала 125-й группе морской разведки. Воздушный бой над конвоем противника, случай исключительный для гидроавиации. Однако, 3 июля произошёл не менее уникальный случай, в Севастопольской бухте подорвался на неконтактной мине BV-138, борт DM+DI (310069), он принадлежал 3./125 SA.Gr, все пятеро членов экипажа остались живы, но получили ранения. Днём ранее, 2 июля не вернулся с боевого задания BV-138, борт 7R+ML из 3 отряда 125 группы, он патрулировал советское побережье, командир экипажа обер-лейтенант Вальтер Лайтериц. 7 июля в третьем отряде снова потеря, не вернулся на базу ещё один BV 138. 16 сентября 43-го в районе Новороссийска был сбит Bf 110, для спасения экипажа вылетел Do-24, борт CM+IQ из 8-го ПСС. В районе поиска Дорнье был атакован советскими истребителями. Экипажу удалось отбиться, но погиб пилот, фельдфебель Карл Шульц, штурман и бортмеханик довели машину до Тобечикской базы и сумели посадить.

На фото пилоты Seenotstaffel 8. Слева унтер-офицер Людвиг Госепад, справа лейтенант Вернер Ланге, в центре предположительно фельтфебель Альфонс Реммельбергер (Румыния, Мамая 1942г). Следующее фото: Экипаж  Do 24  Seenotstaffel 7 (на заднем плане Ju 52/3m See)

На фото  «Blohm und Voss» BV 138 вид с кормы, правее на воде Arado Ar 196. Севастополь, бухта Голландия 1943г.

 

Всего за 1943 год по разным причинам на Черном море немцы лишились двух Do-24, пяти BV-138, одного Ar-196, а также двух Ju-52 See. Потеря одного из BV-138 связана с трагической гибелью трёх Советских эсминцев. Корабли Черноморского флота регулярно совершали набеги на вражеские морские коммуникации вдоль южного берега Крыма. В один из таких набегов 6 октября 43-го года отправились эсминцы 1-го дивизиона эскадренных миноносцев, лидер «Харьков», «Способный» и «Беспощадный». После того как корабли вышли к назначенным пунктам их обнаружила воздушная разведка противника, которая уже ни на минуту не выпускала их из вида. На рассвете, когда эсминцы стали собираться в точке рандеву для возвращения на базу флота, в Туапсе, истребители прикрытия сбили немецкий самолёт-разведчик BV 138C 1 из состава 1./SAGr125 (зав. №130110, борт. 7R+НН, приписан к Севастопольской базе) и командир дивизиона капитан 2 ранга Г.Н. Негода, вместо того чтобы отдать приказ немедленно двигаться на базу, велел подобрать из воды немецких лётчиков. Эти роковые 20 минут, которые ушли на спасение экипажа немецкого самолета, решили судьбу трёх Советских эсминцев. Примерно в 8.30 появились вражеские пикировщики Ju-87 и волна за волной, не считаясь с потерями, стали атаковать корабли. Атаки продолжались целый день. Завершающий налёт был примерно 18.10 - 18.20, в нем приняло участие 25 самолетов. Последним из трёх эсминцев в 18.35 пошёл ко дну «Свободный». Для спасения людей послали катера, тральщики и гидросамолёты. Спасательная операция продолжалась до 10-го октября, спасено 123 человека, погибло 692 человека, в том числе командир «Харькова» капитан 2 ранга П.И.Шевченко. Все члены экипажа немецкого разведчика пропали без вести : это - капитан Ханс Кромер, лейтенант Гарри Кремер, обер-фельдфебель Губерт Швипперт, унтер-офицер Якоб Буренс, унтер-офицер Герхард Бискуп. Вот что пишет, давая оценку событиям, в своей книге «Курсом к победе» нарком ВМФ Николай Герасимович Кузнецов : «Случай этот еще раз доказывает, как много значит инициатива командира. Даже имея с ним связь, командующий с берега не мог повлиять на события. Морской бой настолько скоротечен, что все зависит от командира, от его находчивости, решительности, умения оценить обстановку.

На войне потери неизбежны. Но случай с тремя эсминцами ничем нельзя оправдать. Вернувшись в Москву, я со всей откровенностью, признавая и свою вину, доложил обо всем И.В. Сталину. В ответ я услышал горький упрек. Он был справедлив. Обстрел берега осуществлялся с согласия генерала И.Е. Петрова. Ему тоже досталось от Верховного. (В то время Черноморский флот оперативно подчинялся командующему Северо-Кавказским фронтом генерал-полковнику И.Е. Петрову — Л.М.). А больше всего, конечно, досталось командующему фронтом Л.А. Владимирскому. Урок был тяжелый — на всю жизнь».
Работа гидроавиации в этот период не ограничивалась доставкой грузов, гидропланы продолжали летать на разведку и совершать поисковые операции. Только за весну и лето 43-го гидропланы спасательной службы совершили 21 вылет, спасено было 69 немецких, румынских и советских лётчиков. 15 апреля борт CM+IQ с Тобечикской базы отправился на поиски экипажа пропавшего He 111 из 6./KG 55. Истребители сопровождения не появились и Do 24T 2 был атакован советскими истребителями, от преследования он ушёл, но получил повреждения. На следующий день тот же самолёт подобрал четырёх немецких солдат, унесённых на лодке в открытое море, один из них утонул, пытаясь добраться до берега вплавь. Это было в Азовском море в районе населённого пункта Мама́ Русская (Курортное). 26-го февраля Do 24 CM+IU снимает с льдины экипаж Ju 52, совершившего аварийную посадку в Керченском проливе. 5-го марта FW 58 TR+AV был атакован в воздухе штурмовиком Ил-2, самолёт получил повреждения, но до аэродрома дотянул. 9-го марта врезался в берег в районе Феодосии Do 24 DI+ZO, четыре члена экипажа погибли на месте, бортмеханик скончался от полученных ран в госпитале, машина принадлежала 6-му штаффелю. 15-го марта спасатели 8-го отряда вылетели на поиск экипажа планера, который отцепился от буксировщика, пилотов снял со льда один из Do 24 восьмого штаффеля. 19-го спасатели подняли из воды экипаж самолёта «Хеншель» Нs 126, воздушный стрелок заявил, что их сбил Советский гидросамолёт МБР-2. 2-го мая спасатели пытались найти экипаж сбитого Советского бомбардировщика Пе-2, наземные службы видели три парашюта, но найти никого не удалось. 4-го мая экипаж Людвига Госепата вылетел на поиски лётчиков разбившегося Ju 52 из 3./Minensuchgruppe 1, но спасатели прибыли на место катастрофы слишком поздно, зато в этот день спасли в море терпящих бедствие местных рыбаков. 11-го июня майор Ганнибал Гуде убыл в Норвегию, его приемником стал капитан Герман Хюльзман. Лейтенанта Вернера Ланге, тоже освободили от должности в восьмом отряде и перевели в (Seenotstaffel 4). 12-го июня у берегов Болгарии разбился BV 138 7R+ML, все члены экипажа остались живы.

 Поисково-спасательная служба за работой 


В ночь с 13 на 14 июня 1943 года, на Керченский порт был совершён налет, группой бомбардировщиков Ил-4 из состава 2-й эскадрильи, 5-го гвардейского мирно-торпедного авиаполка ЧФ. Во время налета одну из машин полка в 21 час 10 минут атаковал Bf 110, им управлял обер-лейтенант Ханс-Йохен Янке, пилот 10-го отряда 1-й эскадры тяжелых истребителей (10./ZG1). Экипаж Ил-4 не мог оторваться от преследовавшего его Мессершмитта, так как у последнего имелся на борту радиолокатор. Пилот Ил-4 умело маневрировал, уклоняясь от огня противника, но последний манёвр закончился столкновением двух машин. В 21.17 командир Советского бомбардировщика резко сбросил скорость, в надежде что немец проскочит мимо, но Мессершмитт врезался в Ил-4. Оба самолёта рухнули в воду. Когда командир Ил-4, лейтенант Василий Васильевич Андреев оказался в воде, он стал звать своих товарищей, к сожалению все товарищи погибли (штурман капитан Степан Корнеевич Гудзь, воздушный стрелок-радист младший сержант Петр Михайлович Хоменко, воздушный стрелок младший сержант Иван Илларионович Зыбкин погибли), в ответ он услышал немецкие голоса, это были летчики Bf 110, они приводнились рядом. Лейтенант Андреев достал из кобуры пистолет, в левую руку взял запасную обойму и стал ждать развязки. Благо было лето, в летней воде можно несколько часов продержаться, болтаясь на волнах в спасательном жилете.
14 июня в 4.53 утра Do 24, борт VH+SL, вылетел с базы Тобечик на поиск экипажа ночного истребителя Bf 110. Управлял машиной Людвиг Госепат, чей запрет на полеты был снят (его отстранили от управления исключительно самолетом Do 24, так что он продолжал летать, но только на He 59). Сначала нашли радиста, унтер-офицера Курта Пфефферса, затем пилота, обер-лейтенанта Ханса-Йохена Янке. Когда самолёт подошёл к советскому летчику, Госепат крикнул ему : «Kamerad, du bist gerettet. Heil Hitler!». В ответ он услышал : « я не понимаю», немцы не ожидали увидеть русского пилота. У спасателей была заявка в это утро только на поиск немецкого экипажа. Лейтенант Андреев при пленении оказал сопротивление, когда его подняли на борт, унтер-офицер Пфефферс набросился на него, выкрикивая обвинения - что они, мол, намеренно протаранили их Bf 110. Андреева скрутили и связали, в таком виде и доставили на Тобечикскую базу. В 9.27 борт VH+SL приводнился на озере. Василий Васильевич, в последствии, сбежал из плена, пробрался к партизанам и вплоть до освобождения Крыма сражался в партизанском отряде. Когда в апреле 44-го Крым был освобожден от врага лейтенант Андреев вернулся в свой полк. 1 июля Госепат на своём Do 24 поднял из воды экипаж румынского гидроплана SM.62, который совершил аварийную посадку в море. 1 августа борт VH+SL спас экипаж Ar 196, но пилотировал эту машину уже не унтер-офицер Людвиг Госепат, Госепат убыл в июле на Средиземное море, на новое место службы в (Seenotstaffel 6). Большая часть разведчиков которые работали с Крымских гидроаэродромов в 42 - 43 гг, принадлежали к 3./SA.Gr.125, встречаются машины из первого и второго отрядов, но в меньшем количестве. На данный момент, благодаря различным источникам удалось найти 29 самолётов BV 138, которые работали на Крымских гидробазах в 42 - 43 годах, из них 10 машин несли службу в разное время на Тобечикской базе. На озере немецкие гидропланы появились ещё в июле 42-го, но наибольшее число машин из морской разведки, совершавших вылеты с Тобечикского гидроаэродрома наблюдается в ноябре 42-го года. Начиная с лета 43-го морских разведчиков постепенно переводят в Севастополь.

1. BV 138С1, борт NA+PJ ( 0311010 ) из состава 3./125 работал на Тобечикской базе с августа 42-го, 15 июля 43-го переведён в Севастополь, в состав 1./125 SA.Gr.

2. BV 138C1, борт PJ+KG ( 0310107 ) из состава 3./125, на Тобечикской базе с 29.9.1942, 15 июля 43-го переведён в Севастополь.

3. BV 138C1, борт DF+NT ( 0310140 ) из состава 3./125 в ноябре 42-го работал на Тобечике, 1.12.42 переведен в Севастополь.

4. BV 138C1, борт PG+KJ ( 0310110 ) из состава 3./125 в ноябре нёс службу на Тобечике, 1.12.42 переведён в Севастополь.

5. BV 138C1, борт 7R+CL ( 0310134 ) из состава 3./125, с 21.10.42 приписан к Тобечикской гидробазе (охотник за подводными лодками), 6 июля 43-го не вернулся с боевого задания.

6. BV 138A1 , борт 7R+RL ( 372 ) из состава 3./125, в ноябре 42-го работал на Тобечике, 20.1.43 переведён в Варну.

7. BV 138A1, борт 7R+BL ( 384 ) из состава 3./125, в ноябре 42-го работал на Тобечике.

8. BV 138A1, борт KG+EI ( 385 ) из состава 3./125, в ноябре 42-го работал на Тобечике.

9. BV 138A1, борт NA+LR ( 387 ) из состава 3./125, в ноябре 42-го работал на Тобечике.

10. BV 138C1, борт CB+UL ( 0310032 ) из состава 3./125, с 29.9.42 работает на гидробазе Тобечик.

 

 Авиатехник позирует на фоне Do 24, на борту машины изображена эмблема Seenotstaffel 8 . На снимке справа «Blohm und Voss» BV 138 C1 с эмблемой 3/125 SA.Gr

На фото «Focke-Wulf» Fw-58 W. На снимке справа сапёрный штурмбот «StuBo 39». Аналогичные плавсредства обеспечивали погрузку, разгрузку и буксировку гидросамолётов.


Одномоторные «Арадо» на Чёрном море в основном базировались на гидроаэродромах Болгарии и Румынии, в Крыму - Севастополь был основной базой этих поплавковых гидропланов. Пока только один «Арадо» засветился на Тобечике, это Ar 196A2, борт CK+EI ( 1960073 ) из состава 3./125 работал с Тобечикской базы с марта по июль 43-го, 15.07.43-го переведён в Севастополь. Немецкая морская авиация использовала также причалы Керчи и Феодосии, но не так масштабно, как Тобечикскую базу, все-таки в акваториях Керчи и Феодосии было интенсивное движение различных плавсредств, да и просто было мало места, порты были перегружены, особенно в период блокады Кубанской группировки. Ещё эти порты не защищены от волн, как например бухты Севастополя. А на Тобечике простор, никаких лишних судов, исключительно гидропланы, ни волна, ни сильный ветер не страшны, но есть один недостаток - далеко от транспортных коммуникаций. Кстати, немецкие авиаторы иногда называли Тобечикскую базу Ортасли, видимо от названия деревни Орта-Эли, которая находилась на берегу озера. Тобечикская база служила аэродромом подскока (оперативный аэродром), основная база была, конечно, в Севастополе, все-таки в Севастополе были удобные спуски, ангары, ремонтные мастерские. Тобечикская база была примитивна в техническом отношении, но имела большое значение для разведывательных полетов в направлении кавказских портов. Бытовые и санитарные условия были тоже не на высоте, личный состав аэродромной службы косила лихорадка, часто приходилось менять персонал. О работе летающих лодок Do 24 уже сказано, но можно ещё добавить, что 9 октября, летчиками 8-го ПСС с Тобечикской базы была совершена последняя спасательная операция ; в Керченском проливе спасли пилота Bf 110. Дольше оставаться на озере было небезопасно, так как гидробаза находилась в зоне досягаемости Советской артиллерии. Количество машин Do 24 в Крыму к концу 43-го года сократили до пяти единиц. Все они базировались в Севастополе.
В первых числах ноября 1943 года войска 4-го Украинского фронта вышли к низовьям Днепра, полностью блокировав Крым с Севера, освободили Геническ, захватили плацдармы на Перекопском перешейке и на южном берегу Сиваша. Огромная группировка войск противника оказалась в мешке. Немцам снова понадобилась помощь транспортной авиации, в том числе и морской. В период битвы за Крым, которая длилась полгода, гидроавиация люфтваффе понесла максимальные потери, особенно в период «майской агонии», но это уже тема для отдельной статьи. Подробно об этом пишет А.Н. Заблотский в статье «Воздушный мост» Над Чёрным морем.

Сегодня, пожалуй, единственные признаки, по которым можно определить, что здесь когда-то существовала база гидроавиации, это капониры, оставшиеся от Советских гидропланов МБР-2. По прямому назначению немцы их не использовали, они служили, скорее, как укрытия для персонала базы. Некоторые капониры использовали для свалки мусора, бытового, технического или сбрасывали туда стрелянные гильзы от авиапушек и пулеметов. Жили лётчики и техники в деревнях расположенных на берегах озера, в палатках и землянках. Челядиновская сторона не сильно изобилует земляными сооружениями, их гораздо больше со стороны Костырино. Похоже здесь, на южном берегу озера были и основные точки зенитного прикрытия базы, потому что на северном берегу полевая фортификация представлена в виде непродолжительной линии окопов вдоль побережья и нескольких землянок.

43khfg

 На фото база гидроавиации люфтваффе на озере Тобечик в районе деревни Тобечик (ныне Челядиново)

 IMG 4456

  Cовременный вид на место бывшей базы гидроавиации люфтваффе . Озеро Тобечик  район Челядиново .

 IMG 4455

 

Фотоальбом по теме Тобечик как база гидроавиации люфтваффе .

 

Список использованной литературы.

 

1. Заблотский А. Н., Ларинцев Р.И. «Воздушные мосты» Третьего рейха. — М.: Вече, 2013. — 288 с.: ил. — (Военные тайны XX века).
2. Кузнецов Н. Г. Курсом к победе. — М.: Воениздат, 1975.
3. Залесский К. А. Люфтваффе. Военно-воздушные силы Третьего рейха. — М.: Яуза, ЭКСМО, 2005. — (Энциклопедия Третьего рейха.
4. Минаков В. И. Командиры крылатых линкоров: Записки морского летчика. — М.: ДОСААФ, 1981. — 384 с. (За честь и славу Родины).
5. Майстер Ю. Восточный фронт - война на море 1941-1945. — М.: ЭКСМО, 2005. — Перевод: С. А. Липатов.
6. Куровски Ф. Чёрный крест и красная звезда. Воздушная война над Россией. 1941 - 1944. — М.: ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2011.
7. Котельников В. Р. Транспортный самолёт Юнкерс Ju 52/3m. — М.: Моделист-конструктор, 2004. — (Авиаколлекция -2).
8. Luftwaffe Officer Career Summaries (Version. 01 April 2012) By: Henry L. deZeng IV and Douglas G. Stankey.
9. Roba, J L and Craciunoiu, C, Seaplanes over the Black Sea: German and
Rumanian Operations 1941-1944, Modelism, Rumania, 1995.
10. Peter de Jong, Dornier Do 24 Units (Combat Aircraft), Osprey Publishing, 2015 .
11. Meister J. Der Seekrieg in der osteuropaischen Gewassern 1941—45.
Muenchen, 1958. S. 32.
12. Уголок неба. BV.138B/C, Do.24, Ju.52MC. — : http://www.airwar.ru/enc/sww2/bv138c.html#camo 
13. Каминский О. Воздушные тараны над Чёрным морем. Проза.ру. — : http://www.proza.ru/2013/05/27/1016
14. Заблотский А. Н., Ларинцев Р. И. Гидроавиация люфтваффе на востоке.
Уголок неба. — : www.airwar.ru/history/av2ww/axis/gidro/gidro.html

15. Luftwaffe-zur-See. — : http://luftwaffe-zur-see.de. 

16. Waffen der Deutschen Luftwaffе. Lexikon-der-wehrmachtwww. — : http://www.lexikon-der-wehrmacht.de/inhaltsverzeichnisLw.htm

17. Luftwaffe Units. — : https://www.asisbiz.com/Luftwaffe/sbk12.html
18. ЦВМА. Ф.1250. Оп. 2. № 419. Л. 4. — : https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_donesenie76673519/?
19. ЦВМА. Ф.12. Оп. 5. № 125. Л. 2. — : https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_donesenie76779016/?

 

Материал подготовлен администрацией сайта Знамя Родины.ru  Все права защищены .