202_71.jpg

 

                                                                                   

                                                                                       КЕРЧЬ В МАТЕРИАЛАХ НЮРНБЕРГСКОГО ПРОЦЕССА

                                                                                                          Д.Н. Конотоп ,  В.И. Богданович 

 

 

6 января 1942 года, из Ноты наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова, адресованной всем правительствам и миссиям стран, не воюющим с СССР, «О повсеместных грабежах, разорении населения и чудовищных зверствах германских властей на захваченных ими советских территориях», весь мир узнал о преступлениях фашистов в городе Керчь. 
6 февраля 1942 года Союзкиножурнал (выпуск № 10) показал страшные кадры из Багеровского рва. Это была первая расправа над мирным населением подобного масштаба, попавшая на кино и фотопленку, после освобождения одной из оккупированных территорий. 
   Этого эпизода достаточно, чтобы понять с какой угрозой столкнулась наша страна и весь мир. Сегодня эта угроза, к сожалению, неочевидна. В информационном пространстве происходит преступная подмена понятий. Параллельно “демонизации” и очернению Советского периода нашей истории, в частности истории Великой Отечественной войны, происходит реабилитация фашистских преступников. Само понятие фашизм нивелируется, сущность данного явления не раскрывается, при этом фашизм часто ставят в один ряд с коммунизмом несмотря на то, что это понятия антагонисты, вещи несовместимые, взаимоисключающие друг друга. В некоторых случаях фашизм подается как меньшее зло по сравнению с “кровавым большевизмом”. 
Процесс реабилитации идет давно, он направлен на то, чтобы создать в массовом сознании образ германского солдата, как жертву войны. Грубо говоря - очеловечить. Очеловечить не только врага, но и перешедшего на его сторону предателя. Для чего нужно это очеловечивание?  Для того, чтобы реабилитированного, “очеловеченного” противника советской власти противопоставить самой советской власти как альтернативу, как “упущенный шанс” возвращения к тем благословенным порядкам “потерянной России”. Одновременно идет процесс отделения русского (всех национальностей) солдата от советского. Т. е. советское противопоставляется, например, русскому. Роль же партийных и советских работников в современных “произведениях искусства” демонстрируется исключительно в негативном ключе, либо вообще игнорируется. Взаимоотношения политработников с рядовым составом Красной армии показывают таким образом, будто комиссары - это отдельная каста угнетателей, социально далекая от солдатских масс. Что к реальности не имеет никакого отношения. Таким образом нам под видом Красной армии демонстрируют типичную модель армии эксплуататорских государств. 
Все чаще в кинофильмах мы видим хороших немцев и плохих комиссаров. Причем таких немцев, которые, по замыслу авторов “киношедевров” вызывают сострадание и даже уважение. А образ большевика уже настолько мифологизирован, что по умолчанию является эпическим злом. 
Война изображается как противостояние двух тоталитарных систем, где участники с двух сторон лишь жертвы обстоятельств. А главные действующие лица, равнозначные друг другу фанатики.
 Это происходит не только в нашей стране, это творится повсеместно. В любом буржуазном государстве, в период общего кризиса капитализма имеет место рост популярности социалистических идей. Это объективный процесс, он вызван снижением прибыли капиталистов и как следствие сворачиванием социальных программ, ужесточением эксплуатации, безработицей и т.д. Соответственно уровень жизни трудящихся снижается, растет недовольство, за ним следует протест. 
Социалистический опыт нашей страны и ряда других стран является ориентиром для трудящихся всего мира, поэтому на данном этапе цель буржуазии этот ориентир сравнять с землей, смешать с грязью, камня на камне не оставить, чтобы трудящимся и в голову не пришла мысль, что есть альтернатива существующему порядку. На это работают все СМИ капиталистических стран. Это один из фронтов классовой борьбы, которой якобы “не существует”. Все советское, все социалистическое должно выглядеть непривлекательно, должно настораживать, даже пугать. И в стремлении к этой цели буржуазия не остановится даже перед реабилитацией фашизма в целом и германским фашизмом в частности. 
 
 
  Историю переписать невозможно, но её можно интерпретировать, можно в массовом сознании, при помощи пропаганды произвести подмену понятий и ценностей, перевернуть все с ног на голову, вывернуть наизнанку, назвав добро злом и наоборот. Например, поменять советское на русское, вытравить из памяти социалистическое и оставить национальное. Тем самым превратив победу всего советского народа в победу русского народа. Т. е. использовать исторические источники и факты в удобном для правящего класса виде. Это называется -- “манипуляция массовым сознанием”. Великая Отечественная война - это одна из последних нитей, что связывают современного обывателя с великим социалистическим прошлым. Поэтому буржуазия стремится любыми методами разорвать эту связь. Перед идеологами современного буржуазного порядка дилемма: с одной стороны они, приватизировав Победу, сделав ее объектом коммерции, используют последнюю в своей буржуазно-патриотической пропаганде, с другой стороны они понимают, что Победа - это в первую очередь победа социализма над фашизмом, т. е. победа враждебной им идеологии и с этим нужно что-то делать. Поэтому мы наблюдаем процесс выхолащивания идеологической составляющей из истории войны. Фраза - "победили вопреки советской власти" стала уже притчей во языцех. 
 
    Результат этой пропагандистской работы, которая ведется не один десяток лет, очевиден, наверно каждый второй гражданин вам, при случае, расскажет историю, как его бабушке помогали хорошие немцы во время войны. А дедушку репрессировали плохие коммунисты. И вообще “он из дворян, между прочим”.   
 
   Сегодня государством ведется фиктивная борьба с нацизмом, не с фашизмом, заметьте. Хотя нацизм - это всего лишь название немецкого фашизма, как и гитлеризм. 
В Кодексе об Административных Правонарушениях имеется статья 20.3., которая запрещает пропаганду либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики. Т. е. борьба идет не с причинами возникновения фашизма, не с самим явлением, а с атрибутикой, не с причиной, а со следствием. И это закономерно, ведь корни фашизма, его основа - это капитализм, это одна из форм капитализма, наиболее реакционная его форма. В Уголовном Кодексе существует статья 354.1. “Реабилитация нацизма”, которая предусматривает серьезную ответственность за  “Отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, совершенные публично...” 
 
   Исходя из этого, некоторые политики, представители федеральных и не федеральных СМИ, деятели культуры должны нести уголовную ответственность за нарушение данной статьи УК РФ. В статье четко прописано, что: “за отрицание фактов, установленных приговором Международного трибунала...” Однако мы регулярно видим, например, отрицание факта расстрела фашистами польских офицеров, установленного Международным военным трибуналом. Не просто отрицание, а искажение фактов и какие-то ежегодные покаянные процедуры.  
 Таким образом нацизм отделяется от других подобных симптомов этого явления. Остальные проявления и рецидивы фашизма 20-го века видимо можно реабилитировать. Не потому ли сегодня происходят попытки разукрасить Бенито Муссолини яркими красками? Не потому ли некоторые представители власти козыряют цитатами из произведений философа Ильина? Все это очень похоже на то, что кто-то хочет из списка фашизмов вычеркнуть один плохой, а остальные (хорошие) оставить. Мало ли, может пригодятся.
 
     Рядового гражданина могут привлечь к административной ответственности за неосторожное обращение со свастикой, а деятелей СМИ и политиков, которые распространяют заведомо ложные сведения о деятельности СССР в годы Второй мировой войны не привлекают. Не привлекают даже за публичный призыв устанавливать памятники пособникам фашистов (например Краснову). “ - Совпадение? - Не думаю!” 
 
    Если государство занимает такую фарисейскую позицию, противореча само себе, то порядочным гражданам, бережно относящимся к истории отечества ничего не остается, как ответить контрпропагандой; браться за книги и нести просвещение в массы. Иначе Коли из Уренгоя восторжествуют и вместо подлинной истории подвига и страданий советских людей у будущих поколений будет история несчастных немецких военнопленных, неизвестно каким образом оказавшихся в Тюменской области.  
 
   Журналисты, публицисты и разного рода ревизионисты-фальсификаторы создали альтернативную историю Великой Отечественной войны, массовое сознание уже настолько поражено этим ядом, что граждане выдают за свое личное мнение - пропагандистские штампы и клише. Люди забыли сегодня что такое фашизм. А фашизм — “...это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции." 
 Это политическое явление возникает в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма. Это воинствующий антикоммунизм, применение крайних форм насилия для подавления рабочего и профсоюзного движения, это шовинизм, расизм, это государственно-монополистический метод регулирования экономики, тотальный контроль над всеми проявлениями общественной и личной жизни граждан, это мобилизация значительной части населения путем националистической и социальной демагогии для политической активизация её в интересах правящего (эксплуататорского) класса. Внешняя политика фашизма - это империалистическая экспансия. Фашизм - это защитный механизм, который включает буржуазия, когда появляется угроза ее классовому господству. Поэтому, когда пролетариат оформится как политическая сила и бросит вызов капиталу, буржуазия непременно включит этот режим. Несмотря ни на что, ибо для нее это вопрос жизни и смерти. 
 
     Для того чтобы люди не забывали, какие страдания, потери и лишения несет человечеству фашизм, один из методов - это популяризация документов и материалов Нюрнбергского трибунала. Пусть каждый, прочитав хотя бы один эпизод, из тысяч документов процесса, содрогнется от ужаса и боли. Тогда, может быть, Нюрнберг сыграет роль адсорбента против историй о хороших немцах, которые пришли освободить наших предков от “большевистского ига”. 
 
 
 
Нюрнбергский процесс
 
Том III
 
Военные преступления и
 
преступления против 
 
человечности
 
 
 
 
ПРЕСТУПЛЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ МИРНОГО НАСЕЛЕНИЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА, ПОЛЬШИ, ЧЕХОСЛОВАКИИ, ЮГОСЛАВИИ, ФРАНЦИИ И ДРУГИХ СТРАН. 
 
 
 
Представление доказательств помощником главного обвинителя от СССР Л. Н. Смирновым по разделу обвинения “Преступления против мирного населения” 
 
 
 
(Стенограмма заседаний Международного Военного Трибунала от 14, 15, 18 и 19 февраля 1946 г.) 
 
 
 
   Из акта Чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях немцев в городе Керчи (документ СССР-63) 
 
Приложение № 3 
 
  
 
  Захватив город в ноябре 1941 года, гитлеровцы немедленно издали приказ, в котором говорилось: «Жителям Керчи предлагается сдать немецкому командованию все продовольствие, имеющееся в каждой семье. 
 
За обнаруженное продовольствие владелец подлежит расстрелу. Следующим приказом номер 2 немецкая городская управа приказала всем жителям немедленно зарегистрировать всех кур, петухов, уток, цыплят, индюков, гусей, овец, коров, телят и рабочий скот. Владельцам домашней птицы было строго запрещено пользоваться птицей и скотом для своих нужд без особого разрешения немецкого коменданта.» После опубликования этих приказов начались повальные обыски по всем домам и квартирам… 
Прикаы немецких оккупацоинных властей  для жителей города Керчи
   
 
Свои чудовищные зверства в городе немцы начали отравлением 245 детей школьного возраста. 
 
   Согласно приказу немецкого коменданта, все школьники обязаны были явиться в школы в указанный срок. Явившихся с учебниками 245 детей отправили за город, в заводскую школу, якобы на прогулку. Там озябшим и проголодавшимся детям предложили горячий кофе с пирожками, отравленными ядом. Детей, которым кофе не хватило, немецкий фельдшер вызвал в «амбулаторию» и смазал их губы сильнодействующим ядом. Через несколько минут все дети были мертвы. Школьники же старших классов были вывезены на грузовиках и расстреляны из пулеметов в 8 километрах от города. Туда же впоследствии были вывезены трупы и отравленных детей. Там находился очень большой, очень длинный противотанковый ров. 
 
Раскопки захоронения жертв фашстского террора . Противотанковый ров в районе поселка Багерово близ Керчи .
 
   
Вечером 28 ноября 1941 г. по городу был вывешен приказ гестапо, согласно которому жители, ранее зарегистрированные в гестапо, должны были 29 ноября от 8 часов утра до 12 часов дня явиться на Сенную площадь, имея с собой трехдневный запас продовольствия. Явиться было приказано всем мужчинам и женщинам, независимо от возраста и состояния здоровья. За неявку на площадь немцы угрожали публичным расстрелом. Пришедшие на площадь 29 ноября были уверены, что их вызвали для направления на работу. К 12 часам дня на площади собралось свыше 7 тысяч человек. Здесь были юноши, девушки, дети всех возрастов, глубокие старики и беременные женщины. Всех их гестаповцы отправили в городскую тюрьму. Это злодейское истребление обманом заключенного в тюрьму мирного населения производилось немцами по заранее разработанной инструкции гестапо.           
Сначала заключенным было предложено сдать ключи от своих квартир и указать точные домашние адреса коменданту тюрьмы. Затем у всех арестованных отобрали ценные вещи: часы, кольца, украшения. Несмотря на холод, у всех посаженных в тюрьму были сняты сапоги, валенки, ботинки, костюмы и пальто. Многих женщин и девочек-подростков фашистские негодяи отделили от остальных заключенных, заперли в отдельные камеры, где несчастные подвергались особым, утонченным пыткам – их насиловали, отрезали им груди, вспарывали животы, отрубали руки и ноги, выкалывали глаза. 
    После изгнания немцев из Керчи 30 декабря 1941 г. красноармейцами во дворе тюрьмы была обнаружена бесформенная груда изуродованных голых девичьих тел, дико и цинично истерзанных фашистами. 
    Местом массовой казни гитлеровцы избрали противотанковый ров вблизи деревни Багерово, куда в течение трех дней автомашинами свозились целые семьи обреченных на смерть людей. 
    По приходу Красной Армии в Керчь в январе 1942 года при обследовании Багеровского рва было обнаружено, что он на протяжении километра в длину, шириной в 4 метра, глубиной в 2 метра, был переполнен трупами женщин, детей, стариков и подростков. Возле рва были замерзшие лужи крови. Там же валялись детские шапочки, игрушки, ленточки, оторванные пуговицы, перчатки, бутылочки с сосками, ботиночки, галоши вместе с обрубками рук и ног и других частей тела. Все это было забрызгано кровью и мозгами. 
Тела убитых мирных жителей извлеченные из массового захоронения в Багеровском рву .
 
   
Фашистские негодяи расстреливали беззащитное население разрывными пулями. На краю лежала истерзанная молодая женщина. В ее объятиях находился аккуратно завернутый в белое кружевное одеяло грудной младенец. Рядом с этой женщиной лежали простреленные разрывными пулями восьмилетняя девочка и мальчик лет пяти. Их ручки вцепились в платье своей матери. 
    Двадцатилетний Анатолий Игнатьевич Бондаренко, ныне боец Красной Армии, показал: «Когда нас подвезли к противотанковому рву и выстроили возле этой ужасной могилы, мы еще думали, что нас привезли сюда для того, чтобы заставить засыпать ров землей или копать новые окопы. Мы не верили, что нас привезли на расстрел. Но когда раздались первые выстрелы из наведенных на нас автоматов, я понял, что расстреливают нас. Я моментально кинулся в яму и притаился между двумя трупами. Так невредимым я в полуобморочном состоянии пролежал почти до вечера. Лежа в яме, я слышал, как некоторые раненые кричали жандармам, расстреливающим их: «Добей меня, мерзавец», «Ох, не попал, негодяй, еще бей!». Затем, когда немцы уехали на обед, один наш односельчанин из ямы крикнул: «Поднимайтесь, кто живой». Я встал, и мы вдвоем стали раскидывать трупы, вытаскивать живых. Я был весь в крови. Над рвом стоял легкий туман и пар от остывающей груды тел, крови и последнего дыхания умирающих. Мы вытащили Науменко Федора и моего отца, но отец был убит наповал разрывной пулей в сердце. Поздней ночью я добрался к своим знакомым в деревню Багерово и там дождался прихода Красной Армии». 
 
 Свидетель Каменев А. показал: 
 «За аэродромом шофер остановил машину, и мы увидели, что у рва немцы расстреливали людей. Нас из машины вывели и по десять человек стали подгонять ко рву. Я с сыном встал в первом десятке. Дошли мы до рва. Нас поставили лицом к яме, а немцы стали готовиться расстреливать нас в затылок. Сын мой обернулся и крикнул им: «За что вы расстреливаете мирное население?» Но раздались выстрелы, и сын сразу упал в яму. Я бросился за ним. В яму на меня стали падать трупы людей. Часа в три дня из груды трупов поднялся мальчик 11 лет и стал кричать: «Дяденьки, кто живой, вставайте, немцы ушли». Я боялся подняться, так как думал, что мальчик кричит по приказанию полицейского. Мальчик второй раз стал кричать, и на этот крик отозвался мой сын. Он поднялся и спросил: «Папа, ты живой?» Я не мог ничего сказать и только качал головой. Сын и мальчик вытащили меня из-под трупов. Мы увидели еще живых людей, которые кричали: «Спасите!» Некоторые из них были ранены. Все время, пока я лежал в яме, под трупами, слышны были крики и плач детей и женщин. Это после нас немцы расстреливали стариков, женщин и детей»… 
    ...Немецкие варвары в своих бесчеловечных издевательствах над советскими людьми не щадили и детей. Учительница Колесникова М. Н. показала, что немцы убили тринадцатилетнего мальчика за то, что он взял старую камеру автомашины и хотел плавать на ней во время купания на море.  
     Из показаний Сапельниковой Ефросиньи Николаевны установлен следующий факт: жительница Аджимушкая Бондаренко Мария, желая спасти трех своих детей от голодной смерти, попросила у немцев, работавших на кухне, что-нибудь покушать. Ей насыпали котелок жиденькой каши. Семья Бондаренко с жадностью поела её. Через несколько часов мать и трое детей были мертвы. Фашистские палачи отравили их.  
     Из показаний Шумиловой Н. Х. установлено, что в июле немецкий офицер расстрелял шестилетнего мальчика за то, что он, идя по городу, пел советскую песню. 
     В саду Сакко и Ванцетти почти все лето висело тело мальчика лет девяти, который был повешен за то, что сорвал с дерева абрикос"
 Жертвы массовых расстрелов
 
 
В документе № СССР-63 есть свидетельства истребления фашистами в Севастополе мирного населения.
 
"Гитлеровцы, наряду с массовыми расстрелами, практиковали злодейское потопление мирных граждан в открытом море. Пленный обер-ефрейтор Фридрих Хайле из воинской части 2-19 МКА (Морская транспортная рота) показал:
 "Находясь в Севастопольском порту, я видел, как в порт на автомашинах большими партиями привезли мирных граждан, среди которых были женщины и дети. Всех русских погрузили на баржу. Многие сопротивлялись, но их избивали и силой заставляли входить на суда. 
Всего было погружено около 3000 человек. Баржи отчалили. Долго над бухтой стоял плач и вопли.
 Прошло несколько часов, и баржи пришвартовались к причалам пустые. От команд этих барж я узнал, что всех выбросили за борт".
 
 
 
   Представление доказательств заместителем главного обвинителя от СССР Ю. В. Покровским по разделу обвинения "Преступное попрание законов и обычаев войны об обращении с военнопленными"
 
(стенограмма заседаний Международного Военного Трибунала от 13 и 14 февраля 1946 г.)
 
 
   "О характерных для гитлеровских захватчиков преступлениях говорят документы Чрезвычайной Государственной Комиссии, относящиеся к городу Керчи. Я предъявляю Трибуналу документы Чрезвычайной Государственной Комиссии под № СССР-63/6 и оглашаю несколько выдержек.
 
"...Гр-ка Булычева П. Я., 1894 года рождения, уроженка города Керчи, показала:
    «Я была свидетельницей того, как неоднократно гнали наших военнопленных красноармейцев и офицеров, а тех, которые из-за ранений и общего ослабления отставали от колонны, немцы расстреливали прямо на улице.
    Я несколько раз видела эту страшную картину. Однажды в морозную погоду гнали группу измученных, оборванных, босых людей. Тех, кто пытался поднять куски хлеба, брошенные проходящими по улице людьми, немцы избивали резиновыми плетками и прикладами. Тех, кто под этими ударами падал, расстреливали... В период второй оккупации, когда немцы снова ворвались в Керчь, они с еще большим остервенением стали расправляться с ни в чем не повинными людьми».
 ...Военнопленные были загнаны в большие здания, которые потом поджигались. Так были сожжены школа им. Войкова и клуб инженерно-технических работников.
   Ни одному из них не удалось выбраться из горящего здания. Всех, кто пытался спастись, расстреливали из автоматов. Зверски были замучены раненые бойцы в рыбацком поселке «Маяк».
 
Фиксация и протоколирование преступлений членами Керченской городской комисси .
 
 
Другая свидетельница, жительница этого поселка Буряченко А. П., показала:
 
«28 мая 1942 г. немцы расстреляли всех оставшихся в поселке и не успевших спрятаться мирных жителей. Фашистские изверги издевались над ранеными советскими военнопленными, избивали их прикладами и потом расстреливали. В моей квартире немцы обнаружили девушку в военной форме, которая, оказав фашистам сопротивление, закричала:
 
«Стреляйте, гады, я погибаю за советский народ, за Сталина, а вам, извергам, настанет собачья смерть». Девушка-патриотка была расстреляна на месте».
 
В районе г. Керчи имеются аджимушкайские каменоломни. Там были истреблены и отравлены газом красноармейцы. Жительница дер. Аджимушкай Дашкова Н. Н. показала:
 
«...Я лично видела, когда немцы, выловив красноармейцев в каменоломне, подвергли их издевательствам, а потом расстреляли.
 Фашисты применяли газы...».
...В клубе имени Энгельса во время оккупации был расположен лагерь советских военнопленных, в котором находилось свыше тысячи человек. 
Немцы издевались над ними, кормили их один раз в день, гнали на тяжелые изнурительные работы, а тех, кто от истощения падал, расстреливали на месте».
 
Жительница поселка им. Войкова Шумилова Н. И. показала:
 
«Я лично видела, когда мимо моего двора вели группу военнопленных. Трое из них не могли двигаться. Они были тут же расстреляны немецким конвоем...»
 
Гражданка Герасименко П. И., жительница поселка Самострой, показала:
 
«В наш поселок согнали много красноармейцев и офицеров. Территория, где они находились, была огорожена колючей проволокой. Раздетые и разутые люди умирали от холода и голода. Их держали в самых ужасных, нечеловеческих условиях. Рядом с живыми лежало множество трупов, которые не убирались по нескольку дней. Эта обстановка делала еще более невыносимой жизнь в лагере. Пленных избивали прикладами, плетками, кормили их помоями. Жителей, пытавшихся передать пленным пищу и хлеб, избивали, а военнопленных, пытавшихся взять передачи, расстреливали».
 
Похороны жертв фашистов в городе Керчь .
 
 
В 24-й керченской школе немцы создали лагерь для военнопленных. О порядках, существовавших в этом лагере, показала учительница школы Наумова А. Н.:
 
«В лагере было много раненых. Несчастные истекали кровью, но оставались без помощи. Я собирала для раненых медикаменты и бинты, а фельдшер из числа военнопленных делал им перевязки. Пленные страдали кровавым поносом, потому что им не давали хлеба, а кормили помоями. Люди падали от истощения и болезней, умирали в страшных мучениях. 
20 июня 1942 г. трое военнопленных были избиты плеткой за попытку совершить побег из лагеря. Пленные расстреливались».
 
Учительница школы им. Сталина Кожевникова лично видела, как была расстреляна группа пленных красноармейцев и офицеров в районе фабрики-кухни и завода им. Войкова.
 «В 1943 году немецкие преступники гнали с Кавказа пленных красноармейцев. Вся дорога от переправы до города расстоянием в 18 — 20 километров была усеяна трупами красноармейцев. Среди пленных было много раненых и больных. Кто не мог итти от истощения или болезней, того по дороге пристреливали».
 ...В 1942 году фашисты бросили живьем в колодец деревни Аджимушкай 100 пленных красноармейцев, трупы которых впоследствии были извлечены жителями и похоронены в братской могиле...”
 
Как установлено материалами следствия и актами Чрезвычайной Государственной Комиссии, гитлеровцами и их сообщниками за два с половиной года оккупации в Крыму было убито и замучено 86.943 мирных гражданина, 47. 234 военнопленных и угнано в немецкое рабство 85.477 советских граждан. Из них в Керчи было истреблено 14.087 гражданских лиц и около 15.000 военнопленных. Угнано в рабство 14.342 человека.
 
"Страшная картина полного опустошения города представлялась бойцам и командирам Красной Армии, когда ее передовые части, преследовавшие подлого врага 11 апреля 1944 года, заняли Керчь. Город был совершенно пуст. Ни в одной квартире не было уцелевших вещей. Все было изломано, изорвано, разбито и сожжено. Полы в домах были завалены пухом разорванных перин и подушек. Немцы и румыны, как профессиональные мародеры разрывали ямы и места, где угнанное из города население, предвидя грабежи, спрятало свои вещи и продукты. 
   От цветущего города немецко-фашистские погромщики оставили одни руины. Коварный враг, отступая под ударами Красной Армии и Военно-морского флота, заминировал почти весь город, а также места морских причалов и подхода к городской бухте. Много мин было обнаружено в огородах, садах, внутри дворов. Немцы даже минировали трупы убитых мирных жителей и детские игрушки.
  
С 13 апреля саперами и минерами снято и подорвано мин: 
 противотанковых 41.078;
противопехотных 55.075
 Кроме того, за это время уничтожено 16.520 артиллерийских снарядов и авиабомб, 67.944 минометных мин.”
 
(Из Акта Городской Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний, произведенных немецко-фашистскими захватчиками в гор. Керчи. 
4 августа 1944 года.)
 
Центральная часть Керчи разрушенная во время немецкой окупации . 
 
 
Состав комиссии:
Председатель - секретарь Керченского Горкома ВКП/б т. Красников Прокофий Иванович.
Секретарь - т. Кондратьев Николай Васильевич
Члены комиссии:
Заместитель председателя Исполкома городского Совета - т. Гемберг Петр Иванович
Начальник гор. отдела НКВД т. Чичковский Вадим Васильевич
Заведующая городским отделом народного образования т. Ильина Мария Александровна
Заместитель начальника городского отдела НКГБ т. Полозаев Николай Федорович
Священник Свято-Афанасьевской церкви отец Алексей Боев.
(Священник отец Алексей фигурирует также в акте как свидетель преступлений, совершаемых оккупантами в Керчи. Церковь эта существует и поныне, находится она на северном склоне горы Митридат. Это к вопросу о гонениях на православную церковь в годы Советской власти). 
 
Акт был составлен на основании свидетельских показаний, актов районных комиссий и расследования фактов злодеяний и зверств, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками (румынами) над мирным населением и советскими военнопленными. 
 
Комиссия установила:
 комендантом ортскомендатуры Керчи был майор Гафен, зондерфюрер ортскомендатуры Крошке, шеф СД Биллер, полицмейстер Погорелов, его помощник Годына, городской голова Зеленкевич, шеф районной управы Пименов (бургомистр поселка им. Войкова). 
Вся работа керченской и районной управы проходила в полном контакте с ортскомендатурой и немецкими карательными органами. Зеленкевич, Пименов, Погорелов совместно с районными старостами участвовали в секретных совещаниях ортскомендатуры, где обсуждались методы борьбы и уничтожения советских патриотов, противодействовавших проведению в жизнь мероприятий оккупантов.
 За весь период оккупации в Крыму функционировало 4 полевые и 23 местные комендатуры.
(Ortskommandantur - гарнизонная или местная комендатура, военная комендатура населенного пункта. Ortskommandantur ОК - местная комендатура; Feldkommandantur FK - полевая комендатура. СД - SD от SicherheitsDienst. Служба безопасности в составе СС).
 
Вышеупомянутых лиц не удалось привлечь к ответственности, но удалось разыскать и предать суду 11 участников массовых расправ над мирным населением Керчи из числа 88 саперного батальона 46 пехотной дивизии. 
    “88 батальон, располагаясь с мая по сентябрь 1942 года в районе города Керчь, под предлогом борьбы с партизанами, совместно с другими частями германской армии, проводил массовую операцию по уничтожению мирного населения, укрывавшегося от артиллерийского обстрела, бомбардировок с воздуха и возможных издевательств со стороны немцев, в шахтах каменоломен, расположенных в прилегающих к гор. Керчь населенных пунктах: Аджимушкай и Колонка. 
     С целью быстрого и полного уничтожения лиц, укрывавшихся в каменоломнях, весь район расположения шахт был обнесен колючей проволокой и поставлена усиленная охрана, задачей которой являлось: всех лиц, появляющихся из каменоломен на поверхности в дневное время, задерживать, а в ночное расстреливать на месте. 
   Одновременно специально выделенные подразделения батальона приступили к подрыву входов и отдушин шахт, закладывая в отверстия взрывчатые вещества и авиационные бомбы, от взрыва которых засыпало входы обвалившейся породой.
   В результате, находившиеся внутри шахт люди, в том числе старики, женщины и дети, лишенные пищи, воды и воздуха, были заживо погребены под землей и многие из них погибли.”
(Из обвинительного заключения прокуратуры Черноморского флота) 
  
Жительница гор. Керчь свидетельница Надеева Евгения Петровна показала: 
 "...Я лично с матерью и ребенком скрылись в одной из шахт, что находится близко к так называемому "сладкому колодцу"...примерно 20 - 23 мая 1942 года, находившиеся в нашем заходе люди, в том числе и я, услышали сильные взрывы, которые производили немецкие воинские части, от других я узнала, что немцы, охранявшие выходы из шахт, начали взрывать их...
    Взрывы большой силы были произведены несколько раз, вследствие чего наш выход оказался совершенно завален, возможность выхода из шахты почти полностью была исключена. Таким образом, советские граждане, находившиеся в шахтах, оказались в исключительно тяжелых условиях: не было пищи, воды, света и воздуха... мы оказались заживо погребенными".
 
Агитбригада Крымского фронта укрывается от бомбордировок в каменоломнях Керчи. 
 
 
Аналогичные показания дали свидетели Пироженко, Биянко, Данченко и другие. 
 Обвиняемый Флеснер, подтверждая показания свидетелей, показал: 
 "... Примерно 22 - 23 мая 1924 года наш батальон приступил к массовому уничтожению советских граждан, скрывавшихся в большом количестве в каменоломнях...
Массовое уничтожение советских граждан производилось путем взрыва шахт, в котором они находились...
 Каждый выход взрывался по нескольку раз с тем, чтобы окончательно убедиться, что возможность выхода советских граждан из шахт полностью ликвидирована. 
 Взрывы шахт производились авиабомбами и динамитом, в каждый выход из шахты я закладывал по 3 - 4 авиабомбы... погибло большое количество советских граждан, среди которых находилось много стариков, женщин и детей."  
 
 Эти злодейства подтвердили и обвиняемые Браун и Гуземан. 88-м саперным батальоном для уничтожения мирных граждан, укрывавшихся в шахтах, были применены отравляющие вещества, для чего перед подрывом выходов и отдушин немецкие солдаты забрасывали во внутрь шахт гранаты, начиненные отравляющими веществами. 
 
Свидетель Пироженко, житель дер. Аджимушкай, показал, показал:
 "...Сразу же после того, как был произведен взрыв входов и выходов, в каменоломне образовалось скопление дыма и газов. Люди, находившиеся в каменоломнях, начали ощущать неприятность во рту, подвергались поражению глаза, слизистые оболочки носа и горла, у пораженных газом появился сильный кашель и боли в грудной клетке."
 
Бывший санитар 88 саперного батальона военнопленный Ранкль, показал: 
 "...О том, что солдаты саперного батальона применяли гранаты с газами для удушения людей, скрывавшихся в шахтах, я неоднократно слышал еще до отъезда батальона в Севастополь. Кроме того, в этот же период к нам в склад легкой саперной колонны привезли ящики с гранатами, часовой никого не подпускал к этим ящикам, и все знали о том, что в них хранится секретное оружие. К ящикам допускался один унтер-офицер по фамилии Бомфик. Однажды я разговаривал с Бомфик о взрывах шахт... Бомфик открыл один из ящиков и показал мне гранату и сказал, что эти гранаты с газами применялись для удушения людей в шахтах...
  В конце июля 1942 года в амбулаторию нашего батальона привезли два трупа советских людей... Врач Пиргауэр собрал санитаров рот батальона, среди которых были:
Гепмайер, Шиеде, я и еще один санитар, фамилию которого я не помню, и доктор, показал нам привезенные два трупа, рассказал, что это люди, скрывавшиеся в шахтах, что они умерли от отравления газами и тут же рассказал действие этих газов."
 
В дневнике генерал-полковника Ф. Гальдера есть записи от 12 и 13-го июня:
“Генерал Окснер: Обмен мнениями об опасности применения отравляющих веществ нашими противниками и о применении газов с нашей стороны.”
“Генерал Окснер: Доклад об участии химических войск в боях за Керчь. Отношение к боевым отравляющим веществам во вражеских державах. (Усиливающийся интерес.) Условия противохимической защиты на Волхове.”
Эта бесстрастная запись о трагедии в аджимушкайских каменоломнях - страшный документ, уличающий гитлеровское командование в применении варварских методов массового уничтожения советских людей.
(Окснер - генерал-инспектор химических войск, он часто упоминается в дневнике Гальдера, как докладчик по вопросу готовности или применения боевых отравляющих веществ.)
(Франц Гальдер - генерал-полковник, начальник генерального штаба сухопутных войск (ОКХ)).
 
 
Советские граждане, которым удалось выйти из шахт на поверхность, немедленно арестовывались, частью конвоировались в Керченскую тюрьму и специально организованный лагерь, а частью там же на месте расстреливались. 
 
Обвиняемый Браун по этому вопросу показал:
 "...Все люди, вышедшие из шахт, недалеко от места взрывов, были выстроены, и из их числа было отобрано командиром батальона 75 - 80 человек, которые партиями по 20 - 25 человек отводились от шахт на расстояние 200 метров в длину и там расстреливались."
 
“Обвиняемые по настоящему делу Флеснер, Браун, Гуземан и Линеберг в этой операции массового истребления советских людей,длившейся более 3-х месяцев, принимали личное активное участие, а именно: 
 
 Флеснер, будучи командиром отделения, во время взрывов выходов из шахт руководил группой подрывников. При его непосредственном участии было взорвано 8 выходов, а всего руководимой им группой было взорвано около 20 выходов из шахт. 
 Браун принимал участие в подрыве 5 выходов из шахт, дважды участвовал в массовых расстрелах, лично застрелил 4-х советских граждан, на протяжении длительного периода нес совместно с другими солдатами охрану выходов из шахт, неоднократно стрелял в выходивших советских граждан, в результате чего, после смены группы, в которую входил Браун, у выхода было обнаружено до 45 трупов советских людей. 
 Гуземан, также как и Браун, принимал участие в подрыве 5 выходов из шахт, дважды в составе группы солдат находился в засаде у колодца с питьевой водой, неоднократно стрелял в выходивших к колодцу советских граждан, лично убил 4-х человек, а всего этой группой было застрелено около 50 советских граждан.
кроме того, все они во время производства подрывных работ забрасывали в шахты гранаты, начиненные отравляющими веществами. 
 Линеберг Фриц, обер-ефрейтор 88 батальона 46 дивизии, участник массовых расстрелов. На протяжении 4-х суток в составе группы солдат, нес охрану выходов из шахт и, во время нахождения на посту, неоднократно стрелял в направлении выходов.” 
 
(Из Обвинительного заключения прокуратуры Черноморского флота по делу о зверствах немецких оккупантов на территории Крымской АССР, Краснодарского края, Кабардино-Балкарской АССР, а также УССР и Молдавской ССР 8 ноября 1947 г.)
 
Открытие Севастопольского процесса 12 ноября 1947 г в Доме офицеров Черноморского флота .
 
   
Полный список обвиняемых в преступлениях, совершенных в районе г. Керчь, осужденных Военным трибуналом Черноморского флота 23 ноября 1947 года в Севастополе:
Линеберг Фриц, обер-ефрейтор 88 бат 46 ПД. участник массовых расстрелов.
 Педаль Георг, обер-ефрейтор 6 роты 46 дивизии, участник зверских расправ в районе Керчи.
 Дикгоф Эрих, штабс-ефрейтор 88 саперного батальона, участник массовых расстрелов в гор. Керчь. 
 Газенедер Ганс, солдат 88 бат. 46 ПД.
 Гуземан Рудольф, обер-ефрейтор 46 ПД. Участник расстрелов советских военнопленных и мирных граждан в Багеровском противотанковом рву, аджимушкайских каменоломнях и других прилегающих к гор. Керчь районах.
 Браун Бернгард, обер-ефрейтор 88 бат 46 ПД. Член организации “Гитлерюгенд”. Участник массовых расстрелов в районе гор. Керчь.
 Флеснер Вильгельм, фельдфебель 88 бат 46 ПД. участник массовых расстрелов в районе гор. Керчь.
 Кениг Эрнст, гаупт-фельдфебель 88 бат 46 ПД. участник массовых расстрелов в районе гор. Керчь.
 Гаккер Франц, штабс-ефрейтор 88 бат 46 ПД. 
 Экгоф Герман, штабс-ефрейтор 88 бат 46 ПД.
 Оцеккер Вилли, обер-фелдфебель 88 бат 46 ПД. 
 
В отношении вышеперечисленных МВД УССР было заведено групповое следственное дело. 
"Эти преступники признали себя виновными в том, что они принимали непосредственное участие в массовых расстрелах советских военнопленных и мирных граждан в Багеровском противотанковом рву и других прилегающих к гор. Керчь районах и уничтожению мирного советского населения, укрывающегося в Аджимушкайских шахтах - каменоломнях. По делу допрошено 13 свидетелей, из которых 6 человек являются пострадавшими советскими гражданами-жителями Крыма и 7 военнопленных. Кроме свидетельских показаний, преступная деятельность вышеназванных обвиняемых подтверждается актом Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению злодеяний, произведенных немцами в гор. Керчь."
 
(Из Справки начальника Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) МВД СССР Т.Ф. Филиппова и заместителя начальника ГУПВИ МВД СССР А.З. Кобулова по делу немецко-фашистских карателей, изобличенных в зверствах против советских граждан, совершенных в период временной оккупации Крыма и Кубани
 16 мая 1947 г.)
 
88-й батальон 46 пехотной дивизии входил в состав 42 армейского корпуса. Корпусом командовал генерал-лейтенант Ганс фон Шпонек. Тот самый Шпонек, который не выполнил приказ командующего 11-й армии генерала Манштейна и вывел войска с Керченского полуострова в декабре 1941 г. во время Керченско-Феодосийской десантной операции, опасаясь окружения. Манштейн отстранил его от командования 42-м корпусом, так как он не выполнил приказ вышестоящего командира. Однако в мемуарах своих характеризует Шпонека крайне положительно: 
Все мы, кто его знал, будем с уважением хранить память о нем, как о честном солдате и о командире, исполненном высокого чувства ответственности.”
Настолько высоко было чувство ответственности у этого “честного солдата”, что он добросовестно и качественно исполнял приказы по истреблению гражданского населения Керчи. Этот палач не дожил до Трибунала. За то что не подчинился командующему армии и самовольно отвел войска с Керченского полуострова, его, после следствия, приговорили к расстрелу, но Гитлер заменил расстрел на тюремное заключение. После неудачного покушения на Гитлера Шпонек в 1944 году был расстрелян заодно с заговорщиками, видимо на всякий случай. Не дожил до Трибунала и командир 46 пехотной дивизии генерал Курт Гимер. Части 46 ПД находясь под Владиславовкой были накрыты огнем линкора “Парижская коммуна” и лидера эсминцев “Ташкент”, Гимер получил тяжелое ранение и вскоре скончался в госпитале Симферополя. 
 
Генерал Шпонек командующий 42 м армейским корпусом .
 
Манштейн фигурировал на процессе как свидетель несмотря на то, что он был включен в список военных преступников из числа гитлеровского генералитета, предоставленный суду американским обвинителем Томасом Доддом. Так как генштаб не был признан судом преступной организацией, то и офицеры генштаба, а также представители верховного командования не были привлечены к ответственности как члены преступной организации. Их судили после завершения международного процесса, на малых процессах и несли они уже индивидуальную ответственность, как военные преступники. 
 
Генерал Манштейн командующий 11 немецкой армией окупировавшей Крым . 
 
Манштейн в Нюрнберге “включил дурака” и все отрицал. Он как будто забыл все приказы, которые отдавал лично и получал от вышестоящего руководства. Память у него отшибло, когда речь зашла о репрессивных и карательных акциях против мирного населения в зоне действия его армии. Об взаимодействии команд СД с армейскими частями в операциях по истреблению гражданского населения. 
Даже после того, как обвинителями были предоставлены суду доказательства совместной работы СД и вермахта, в том числе показания Олендорфа, Манштейн продолжал притворятся “миротворцем”. 
 
Манштейн в зале суда . 
 
(Олендорф - начальник управления СД в главном имперском управлении безопасности. После нападения на Советский Союз - начальник оперативной группы “Д”, которая действовала на Южной Украине и в Крыму, в районе расположения 11 армии Эриха фон Манштейна).
Оперативная группа - это айнзацгруппа или эйнзатцгруппа (Einsatzgruppen сокр. EGr), в разных переводах по-разному, “целевые группы” или “группы развертывания” - эскадроны смерти фашистской Германии осуществляющие массовые убийства мирного населения на оккупированных территориях. Состояли из служащих гестапо, уголовной полиции, службы безопасности (СД). Находились в совместном подчинении СС и РСХА (Главное управление имперской безопасности)
.
Олендорф сообщил Трибуналу, что оперативная группа “Д”, находившаяся при штабе Манштейна, с июня 1941 года по июнь 1942 года уничтожила 90 тысяч советских граждан. (Из стенограммы заседания Международного Военного Трибунала от 3 января 1946 года).
Манштейн не был оригинален в своих показаниях, он, как и весь фашистский генералитет утверждал, что все военные кампании с 1939 по 1945 год были оборонительными, вынужденными, превентивными.
Обвинитель со стороны США генерал Телфорд Тэйлор, закончил одно из своих выступлений такими словами:  
“Преступления, в которых почти все они участвовали добровольно и с готовностью, породили новые преступления, в совершении которых они должны были участвовать потому, что не были в состоянии изменить руководящую нацистскую политику, и потому, что должны были продолжать сотрудничество для спасения собственной шкуры.
     Включившись в этот заговор, группа генерального штаба и верховного командования планировала и совершала многочисленные акты агрессии, которые превратили всю Европу в кладбище и привели к тому, что вооруженные силы были использованы для различных низменных целей, которые достигались низменным путем, для террора, для грабежа, для массовых убийств.
    Пусть никто не скажет, что военная форма может их защитить или что они могут найти спасение, ссылаясь на то, что принадлежали к профессии, для которой они стали вечным позором.”
 
Пожалуй, нужно процитировать приказ Манштейна для своей армии от 20 ноября 1941 года, по сути, дублирующий “знаменитый” приказ генерала Рейхенау “О поведении войск на Востоке” (Генеральным штабом этот приказ был признан “образцовым” и направлен в качестве примера в другие армии). 
“С 22 июня германский народ находится в состоянии смертельной борьбы против большевистской системы. Эта борьба ведется не только против советских вооруженных сил в традиционной форме, установленной правилами ведения войны в Европе. Борьба ведется и за линией фронта; партизаны, снайперы, переодетые в гражданское платье, нападают на отдельных немецких солдат и мелкие подразделения и пытаются нарушить работу службы подвоза путем диверсий с помощью мин и адских машин. Большевистская система должна быть уничтожена раз и навсегда...
Германский солдат имеет задачу не только раздавить военный потенциал этой системы, он являлся носителем народной идеи и мстителем. Борьба в тылу пока еще воспринимается недостаточно серьезно. Необходимо требовать активного содействия всех солдат при разоружении населения, для проверки и ареста всех скитающихся солдат и гражданских лиц и уничтожения большевистских символов. Всякие акты саботажа должны быть немедленно наказаны самыми жесточайшими мерами.
Продовольственное состояние на родине делает необходимым, чтобы войска кормились продовольствием оккупированных областей и, более того, чтобы как можно большие запасы были переданы для потребления на родине. В особенности в городах противника большая часть населения должна будет голодать. Невзирая на это, ничто из того, что было пожертвовано родиной ради нас, не должно быть из ложного чувства человечности отдано военнопленным или населению, если они не находятся на службе у германских вооруженных сил... Задачей командиров всех чинов является постоянно напоминать о значении настоящей борьбы”.
 Образец текста, который был включен в судебный протокол, предназначался для 72 пехотной дивизии. Документ был издан штабом 11-й армии и пописан Манштейном, но фельдмаршал впал в беспамятство и заявил, что не помнит такого приказа. 
Собственных приказов не помнил, но зато помнил о советских военнопленных, к которым относились в германском плену с такой “заботой”, что они не желали освобождения, а предпочитали оставаться со своими новыми “друзьями”. В мемуарах Манштейна есть фантастическая история, про то, как в период боев за Феодосию, военнопленные, находившиеся там, вовсе не обрадовались освобождению, а даже при том, что охрана лагеря разбежалась, направились колонной в Симферополь, обратно к оккупантам. 
“Несмотря на все изложенные выше трудности со снабжением, армия прилагала все усилия — вплоть до снижения довольствия своих войск — для того, чтобы, хоть как-нибудь обеспечить пищей многочисленных пленных, которых нельзя было отправить в тыл из-за недостатка транспорта. В результате среднегодовая смертность среди них не достигала и двух процентов, цифра, которая представляется очень низкой, если учесть, что значительная часть пленных попадала в наши руки тяжело раненными или в совершенно изможденном состоянии. Доказательством того, что мы хорошо обращались с пленными, было их собственное поведение во время высадки советского десанта под Феодосией. Там находился лагерь с 8000 пленных, охрана которого бежала. Однако эти 8000 человек отнюдь не бросились в объятия своим «освободителям», а, наоборот, отправились маршем без охраны в направлении на Симферополь, то есть к нам.”
А ведь человек не обладающий знаниями по данной теме запросто поверит в этот вздор, купив и прочитав книгу. Но судьи не поверили Манштейну, он в 1949 году был приговорен британским военным трибуналом к 18 годам тюрьмы. Однако освобожден досрочно, по состоянию здоровья в 1953 году. Принял активное участие в организации вооруженных сил ФРГ - бундесвера, как и многие ему подобные.  
 
В связи с тем, что бывшие союзники не выдали Советской власти автора фантастических мемуаров, главным обвиняемым в преступлениях против мирного населения и военнопленных в Крыму, как организатор этих преступлений был командующий 17 германской армией и оккупационными войсками в Крыму генерал-полковник Эрвин Йенеке. (В советских документах его фамилия пишется - Енеке). 
 
Генерал Йенеке командующий 17 армией .  
 
Его преступная деятельность подтверждается протоколом №52 заседания Чрезвычайной Государственной Комиссии от 2 марта 1945 года, подписанным товарищем Шверник (председатель Президиума Верховного Совета РСФСР, первый заместитель председателя Президиума Верховного Совета СССР), в котором указывается, что Йенеке является ответственным за зверства и злодеяния немецко-фашистских захватчиков в Крыму. Кроме того, преступная деятельность Йенеке в Крыму подтверждается показаниями свидетелей как из числа советских граждан, так и военнопленных.
 
Подсудимый Эрвин Йенеке бывший командующей гитлеровкой армии . 
 
 
В 1943 году, накануне Керченско-эльтигенской десантной операции, Аждимушкайские каменоломни снова стали местом массовой гибели советских граждан. 
В этот период по приказу Йенеке, под предлогом борьбы с партизанами, 5-й армейский корпус, под командованием генерала Альмендингера, начал массовое уничтожение беззащитного гражданского населения, скрывавшегося в каменоломнях от расстрелов и угона в Германию на рабский труд. И снова, как и в 1942 году, ввиду безуспешности первых попыток уничтожения людей, прятавшихся в катакомбах, в Крым по приказу Гитлера прибыла специальная команда для применения газов. Эту специальную команду, доставившую с собой баллоны с газом и все необходимое оборудование, Йенеке направил в распоряжение генерала Альмендингера. В результате применения газов, значительная часть скрывавшегося в каменоломнях гражданского населения была уничтожена, а оставшиеся в живых были угнаны в Германию.
 
Обвиняемый Йенеке показал:
 "...На основе приказа, полученного мною от Клейста, я поручил проведение операций против укрывавшихся в Керченских каменоломнях Альмендингеру. 
Как раз к этому времени ко мне прибыл один старший лейтенант с особой саперной командой, присланный мне Верховным Командованием Сухопутных войск. На следующий день ко мне явился подполковник из инспекции саперных войск - специалист по газовому оружию и заявил, что он прибыл для участия в намечаемых нами операциях с применением газов.
...применением газов в Керченских каменоломнях нами преследовалась цель уничтожения находившихся там партизан и мирного населения."
 
Это так же подтверждается показаниями свидетелей Гонда А. Т., Лохматовой А. Т., Иванюк Л. Я., Ефремовой А. В., Калугиной Е. Т., Михайленко Ф. Г., Олейниковой А. Т. и актами Государственной Чрезвычайной Комиссии.
 
26 октября 1943 года, в связи с угрозой потери Крыма, в результате успешного наступления Красной Армии на Перекопском и Керченском  участках фронта, Йенеке издал приказ о расстреле всех заключенных, содержавшихся в тюрьмах и лагерях. В результате чего, только в Симферополе, на территории совхоза "Красный" было уничтожено свыше 6.500 тыс. человек.  
 
 Из протокола допроса генерал-полковника Э. Г. Йенеке. 22 ноября 1947 г. на Севастопольском процессе.
 
 Вопрос: Какие задачи поставил перед вами фон Клейст по прибытии вашей армии в Крым, в связи с создавшейся в Крыму военной обстановкой?
 
Ответ: По прибытии в Крым, я получил от фон Клейста приказ: всеми силами, которые находились в моем распоряжении, организовать оборону Крыма и ликвидировать два очага партизанского движения в Крыму: один — в районе Керченских каменоломен, и другой — в районе Яйлинских гор.
 
(Генерал-фельдмаршал Эвальд фон Клейст командующий Группой армий «A» (нем. Heeresgruppe A) Клейст в 1949 году выдан Советскому Союзу властями Югославии. В 1952 году скончался во Владимирской тюрьме.)
 
Вопрос: Расскажите подробно о полученном вами от фон Клейста приказе о ликвидации очагов партизанского движения в Керченских каменоломнях и Яйлинских горах?
 
Ответ: В приказе фон Клейста указывалось, что первостепенной задачей 17-й армии в Крыму является подавление партизанского движения. Согласно этого приказа, я как командующий армии, должен был сам разработать мероприятия, для его выполнения. Какие мероприятия моей армией проводились, я показал уже на предыдущих допросах, в частности, о создании «мертвой зоны» и другим операциям.
 
Вопрос: Когда вы доложили фон Клейсту о прибытии в Крым зондеркоманды из Верховной ставки немецких вооруженных сил для применения газов в Керченских каменоломнях против партизан и мирных граждан, скрывавшихся там?
 
Ответ: Когда было доложено фон Клейсту об этом я точно не помню, но о прибытии зондеркоманды и проведении ею операций в Керченских каменоломнях в штаб Южной группировки войск фон Клейсту было послано специальное донесение. О существовании такого газа и подготовке его к применению фон Клейст должен был знать еще раньше, удушающий газ должен был быть применен еще в 1940 году на линии Мажино, где фон Клейст командовал танковой группой немецких войск в районе Седана.
 (Sonderkommando —специальный отряд, или отряд специального назначения. Эйнзатцгруппы делились на эйнзатцкоманды и зондеркоманды). 
 
Отвечая на дополнительные вопросы прокурора, Йенеке сообщает, что Гитлер серьезно готовился к газовой войне и первую пробу применения газов решил провести против керченских мирных жителей.
 
Немецко-фашистские палачи на скамье подсудимых (Севастопольский процесс) .
 
 
В октябре 1943 года под предлогом борьбы с партизанами Йенеке приказал обеспечить "мертвую зону" в районах, где существует партизанская угроза. 1-й румынский горно-стрелковый корпус, под командованием генерала Шваба, в результате ряда карательных экспедиций, уничтожил более 20 населенных пунктов. Имущество разграблено, население частично уничтожено, частично угнано в рабство.
 
Обвиняемый Йенеке показал: 
 "...По моему приказу, на территории Крыма, от Карасубазара до Бахчисарая была образована "Мертвая зона"...
Все руководство по организации "Мертвой зоны" было поручено генералу Шваб, но большое участие в этом мероприятии принимал и оберфюрер "СС" и "СД" - Рох.
...в результате этих операций на территории 750 - 800 кв. километров сожжены села и деревни, а население их было угнано на принудительные работы." 
 (Из Обвинительного заключения прокуратуры Черноморского флота по делу о зверствах немецких оккупантов на территории Крымской АССР, Краснодарского края, Кабардино-Балкарской АССР, а также УССР и Молдавской ССР
 8 ноября 1947 г.)
 
 
Из протоколов допроса Йенеке:
 Вопрос: Вы докладывали фон Клейсту о том, что во исполнение его приказа вами создана «мертвая зона», в районе которой сжигаются населенные пункты, а население угоняется, и имущество их конфискуется?
 
Ответ:  О ходе создания «мертвой зоны», а также об операциях в Керченских каменоломнях я ежедневно докладывал фон Клейсту в суточных боевых донесениях по армии. Кроме этого, в адрес фон Клейста ежедневно направлялись приказы по 17-й армии, в которых освещался ход операций по созданию «мертвой зоны». Так что фон Клейст постоянно был в курсе проводимых 17-й армией мероприятий по созданию «мертвой зоны». В этих донесениях, после каждой операции фон Клейсту сообщалось о количестве сожженных населенных пунктах и других результатах проводимых операций.
 
Отступая с Керченского полуострова части 17-й армии учинили 12 апреля 1944 года в городе Старый Крым расправу над беззащитными советскими гражданами. Солдатами того самого "чистого вермахта" было истреблено 584 мирных советских гражданина, в том числе старики, женщины и дети, проживавшие по улицам имени П. Осипенко, Северной и Сулу-Дарья. Это были отступающие части 98 пехотной дивизии 5 армейского корпуса. 
  
 
 
 
 На Нюрнбергском процессе заместитель Главного обвинителя - полковник юстиции Ю. В. Покровский в своем докладе упоминает факты чудовищных расправ с советскими военнопленными в Севастополе:
 
 "Потрясающие факты приведены в документах Чрезвычайной государственной комиссии, расследовавшей злодеяния немецко-фашистских захватчиков в окрестностях городов: Севастополя, Керчи, на курорте Теберда. Я оглашаю из нашего документа СССР-63/5 отдельные данные. При севастопольской тюрьме немецкое фашистское командование организовало лазарет для больных и раненых военнопленных. В нем массами погибали советские воины.
 "При организации лазарета больным и раненым в течение 5–6 дней немцы не давали ни воды, ни хлеба, цинично заявляя при этом: „Это наказание за то, что русские с особым упорством защищали Севастополь“.
 
Раненым, доставленным с поля боя, не было оказано никакой медицинской помощи. Бойцов и командиров швыряли на цементный пол, где они и лежали, истекая кровью, по 7–8 суток.
 
В период обороны Севастополя в Инкермане в штольнях завода шампанских вин находился военный госпиталь и медсанбат № 47. После отступления Красной армии в штольнях № 10, 11, 12 и 13 осталось большое число раненых бойцов и командиров, не успевших эвакуироваться… Немецкие изверги, захватив завод, перепились, а затем подожгли штольню.
 
Я пропускаю целый ряд фактов, из которых, строго говоря, большинство должно было быть специально доложено Суду. Я перехожу к описанию последнего преступления, указанного в Сообщении Комиссии. Выделяю его потому, что здесь описан факт зверского истребления очень большого количества раненых воинов Красной армии.
 
  "4 декабря 1943 г. на станцию Севастополь прибыли из города Керчи три эшелона раненых военнопленных из керченского десанта. Загрузив ими баржу, водоизмещением в 2,5 тысячи тонн, стоявшую в Южной бухте, у пристани подплава, немцы подожгли ее. Раздались душераздирающие крики военнопленных. Находившиеся недалеко от баржи женщины не могли оказать раненым никакой помощи, так как были отогнаны жандармерией от места пожара. Вызванные, якобы, для тушения пожара, катера, вместо спасения людей, струей сбивали их обратно в трюм, а пытавшихся спастись вплавь - жандармы расстреливали. Спаслось не более 15 человек, а около тысячи человек погибло в огне. Выживших военнопленных заставили выгружать на берег обгоревшие трупы и грузить на автомашины. Вывоз обгорелых трупов продолжался с 4 часов дня, до 8 часов вечера. На другой день в такую же баржу погрузили 2 тысячи человек из числа раненых, привезенных из Керчи. Баржа ушла из Севастополя в неизвестном направлении, находившиеся в ней раненые были потоплены в море". 
 (Из Акта Севастопольской Городской Комиссии от 3 июля 1944 года.)
 
 
К слову сказать, современная антисоветская пропаганда созвучна с геббельсовской пропагандой времен войны. Порой удивляешься, насколько похожа антисоветчина сегодня на содержание немецких листовок. А некоторые пассажи, явно срисованы с материалов Нюрнбергского процесса. Видимо преступления, приписываемые большевикам взяты из дел нацистских преступников. Например, история с баржами, которые фигурируют в последнее время в информационном пространстве. Т. е. злодеяния тех, с кем боролись большевики приписываются последним. 
 
   В ноте наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова всем правительствам и миссиям стран, не воюющим с СССР, «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилиях немецко-фашистских захватчиков в оккупированных советских районах и об ответственности германского правительства и командования за эти преступления», направленной чрезвычайному и полномочному послу Великобритании А. Керру 27 апреля 1942 г. имеются свидетельства преступлений в отношении советских военнопленных. 
 
"На всем протяжении фронта, от Арктики до Черного моря, обнаружены трупы замученных советских военнопленных. Почти во всех случаях эти трупы носят следы страшных пыток, предшествовавших убийству. Части Красной армии обнаруживают в отбиваемых ими у немцев блиндажах, дерево-земляных точках, а также в населенных пунктах трупы убитых после зверских пыток советских военнопленных. Все чаще повторяются такого рода факты, зафиксированные в актах, подписанных очевидцами: 2 и 6 марта 1942 г. на Крымском фронте в районе высоты 66,3 и деревни Джантора были найдены 9 трупов военнопленных красноармейцев, настолько зверски истерзанных фашистами, что опознать удалось лишь два трупа. У замученных военнопленных были выдернуты ногти на пальцах, выколоты глаза, у одного трупа была вырезана вся правая часть груди, у других – обнаружены следы пыток огнем, многочисленные ножевые раны, разбитые челюсти. В Феодосии были найдены десятки трупов замученных красноармейцев-азербайджанцев. Среди них: Джафаров Исмани-заде, которому гитлеровцы выкололи глаза и отрезали уши, Алибеков Кули-заде, которому гитлеровцы вывернули руки, а затем закололи штыком, ефрейтор Ислам-Мамед Али оглы, которому гитлеровцы вспороли живот, Аскеров Мустафа оглы, привязанный проволокой к столбу и умерший от ран в этом положении…"
 
  Этот отрывок Покровский так же использовал в качестве доказательства тягчайшей вины подсудимых, обвиняемых в "Преступном попрании законов и обычаев войны об обращении с военнопленными".
 
     В антисоветской мифологии есть одна легенда, которая гласит, что советские военнопленные оказались в таком положении из-за отказа Сталина подписать конвенцию о военнопленных. Само утверждение уже звучит абсурдно. В том что в фашистском плену к советским военнопленным относились бесчеловечно виновата Советская власть, не подписавшая некую бумагу. И здесь мы видим подленькую подмену понятий. Вина перекладывается с агрессора на жертву. А те, кто ретранслируют этот вздор, даже не задумываются над нелепостью произнесенных слов. 
    Этот вопрос следует разъяснить. Еще в конце позапрошлого века Гаагская Конвенция 1899 года установила нормы, регулирующие права и обязанности воюющих сторон по отношению к военнопленным. На Конференции 1907 года в Конвенцию IV "О законах и обычаях сухопутной войны" были внесены поправки и дополнения, в частности в раздел "О военнопленных" (Глава II). На Женевской Конференции 1929 года, той самой, пресловутой Конференции, положения которой якобы "отвергло" правительство Советского Союза, был обобщен опыт предыдущих конференций и выработаны новые, более соответствующие времени правила обращения и содержания военнопленных. Почему Советский Союз не подписал эту конвенцию? Все довольно просто. Государства подписавшие, а в дальнейшем ратифицировавшие данную Конвенцию, были буржуазными государствами, носителями противоположной для страны Советов идеологии. В армиях этих стран имелось сословное и имущественное расслоение, эксплуататорские порядки (денщики например), это безусловно переносилось и на содержание в лагерях для военнопленных, что категорически неприемлемо для социалистического государства. Не приняв некоторые пункты Конвенции 1929 года, Совет Народных Комиссаров постановлением №46 от 19 марта 1931 года, принял свой закон "о военнопленных":
 
(Постановление ЦИК и СНК СССР № 46 об утверждении проекта постановления ЦИК и СНК СССР «Положение о военнопленных». Москва, 19 марта 1931 г.)
 
Советское постановление "о военнопленных" базируется на Гаагских Конвенциях и целиком основывается на международном гуманитарном праве, которые на тот момент никто не отменял. Советская Россия еще в 1918 году присоединилось к международным договорам, относительно Красного Креста и объявила о своем соблюдении всех - Женевских и Гаагских Конвенций, одобренных царской Россией, которые направлены на гуманизацию законов и обычаев войны.
То, что Советский Союз принял на себя обязательства, вытекающие из Гаагской конвенции, на сегодняшний день, к сожалению, не общеизвестный факт. Хотя даже в уголовном законодательстве Советского Союза права военнопленных были взяты под охрану в соответствии с нормами международного права, и за нарушение этих прав виновные отвечали в уголовном порядке.
В 1942 году правительство СССР заявило, что будет соблюдать Гаагские конвенции даже в обстоятельствах вероломного попрания всех пунктов этих конвенций со стороны Германии. 
 
"...Советское Правительство, верное принципам гуманности и уважения к своим международным обязательствам, не намерено даже в данных обстоятельствах применять ответные репрессивные мероприятия в отношении германских военнопленных и по-прежнему придерживается обязательств, принятых на себя Советским Союзом по вопросу о режиме военнопленных по Гаагской Конвенции 1907 года, подписанной также, но столь вероломно нарушенной во всех ее пунктах, Германией." 
 
(Нота наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова всем правительствам и миссиям стран, не воюющим с СССР, «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилиях немецко-фашистских захватчиков в оккупированных советских районах и об ответственности германского правительства и командования за эти преступления», направленная чрезвычайному и полномочному послу Великобритании А. Керру. 27 апреля 1942 г. (стр.14)).
 
Несоблюдение Гаагских Конвенций квалифицируется международным правом как военное преступление, подлежащее наказанию. Германия подписала эти конвенции, что нашло отражение в германском законе о судопроизводстве в военных судах во время войны (закон от 17 августа 1938 г. раздел "Е", § 73 и 75) и циркулярах генерального штаба, где есть ссылки на Конвенцию 1929 года. 
В Женевской Конвенции есть очень важный пункт, который гласит: 
 "Если на случай войны одна из воюющих сторон окажется не участвующей в конвенции, тем не менее положения таковой остаются обязательными для всех воюющих, конвенцию подписавших."
(КОНВЕНЦИЯ О СОДЕРЖАНИИ ВОЕННОПЛЕННЫХ. ЖЕНЕВА. 27 ИЮЛЯ 1929 г.
"Раздел VIII О выполнении конвенции
Отдел I Общие положения
Статья 82.)
 
Нетрудно понять, что данный пункт накладывает обязательства на подписавшую сторону. В конкретном случае фашистскую Германию, с которой сегодня некоторые историки-шарлатаны и публицисты пытаются снять ответственность за содеянное. Итак, согласно вышеперечисленным Конвенциям, становится очевидным, что исключительной целью военного плена является воспрепятствование дальнейшему участию пленных в войне. Государство может делать все, что необходимо для удержания за собой военнопленного, но не более. Пленные привлекаются к умеренной работе, которая не может носить унизительного характера и не принесет вред их здоровью. Пленных нельзя использовать на производстве, которое служит военным целям, направленным против их родины. Военнопленные теряют свободу, но не должны лишаться своих прав, военный плен - это не акт милосердия - это право обезоруженного. Запрещено убивать или ранить неприятеля, который, сложив оружие и не имея более средств защищаться, безусловно сдался. Однако гитлеровское правительство и генеральный штаб не считали советских военных - военнопленными. В войне против "большевизма" применение военно-правовых норм отрицалось. 
 
Советские военнопленные в немецком плену . 
 
   
 
Из распоряжения об обращении с советскими военнопленными во всех лагерях военнопленный от 8.09.1941 г. :
 
"Большевизм является смертельным врагом национал-социалистической Германии. Впервые перед германским солдатом стоит противник, обученный не только в военном, но и в политическом смысле, в духе разрушающего большевизма...Поэтому большевистский солдат потерял всякое право претендовать на обращение как с честным солдатом, в соответствии с Женевским Соглашением." (Секретно. Приложение к журналу № 3058/41. 8.IX-41).
 
   В немецких документах отражено, что Женевское Соглашение не действует между Германией и СССР, но действуют основные положения общего для всех международного права об обращении с военнопленными. Так же упоминается советский закон о военнопленных, в том смысле, что он соответствует основным положениям международного права и, более того, положениям Женевской Конвенции. Но суть проблемы не в том. Дело не в нарушении норм международного права. Дело в том, что война эта была войной идей. Война фашистской Германии и Советского Союза - классовая война. Война капитализма и социализма, противоположных друг другу хозяйственных укладов. Капиталисты всего мира видели в растущем социалистическом государстве главную угрозу своего существования. Поэтому так щедро субсидировали фашизм в 30-е гг. А когда фашизм вырос и окреп он стал угрожать мировому господству главных империалистических гегемонов. Тогда они вынуждены были стать ситуативными союзниками Советского Союза в борьбе с этой угрозой. И когда угроза была ликвидирована, тут же началась новая конфронтация, уже между вчерашними союзниками. Угроза эконмическая миновала в лице Рейха и стала вновь актуальной угроза идейная, исходящая от набирающих популярность в мире идей социализма. 
   В этом идейном противостоянии - корень жестокости, с которой истреблялись советские граждане. Для капитала, в данном случае германского, который направил свои карательный армии на Восток, граждане там проживающие являлись носителями не просто враждебных, но главным образом - смертельно опасных для эксплуататорского класса идей. Поэтому подлежали истреблению. Это отражено в немецких документах, которые были обнародованы Международным трибуналом в Нюрнберге. 
  
Из распоряжения об обращении с советскими военнопленными от 8.09.1941 г.:
 
 "Поэтому вполне соответствует точке зрения и достоинству германских вооруженных сил, чтобы каждый немецкий солдат проводил бы резкую грань между собой и советским военнопленным... Самым строгим образом следует избегать всякого сочувствия, а тем более поддержки. Чувство гордости и превосходства немецкого солдата, назначенного для охраны советских военнопленных, должно во всякое время быть заметным для окружающих...
   Неповиновение, активное или пассивное сопротивление должны быть немедленно и полностью устранены с помощью оружия (штык, приклад и огнестрельное оружие)."
 
Наглядный пример содержания советских военнопленных . На фото видно в каких нечеловеческих условиях содержались люди в плену . Особенно обращают на себя внимание голые сволы деревьев .
 
 
Из памятки об охране советских военнопленных:
 
"Даже попавший в плен советский солдат, каким бы безобидным он ни выглядел внешне, будет использовать всякую возможность для того, чтобы проявить свою ненависть ко всему немецкому. Надо учитывать то, что военнопленные получили соответствующие указания о поведении в плену. Поэтому по отношению к ним совершенно необходимы максимальная бдительность, величайшая осторожность и недоверчивость...
  Применение строжайших мер при проявлении малейших признаков сопротивления и непослушания! Для подавления сопротивления беспощадно применять оружие. По военнопленным, пытающимся бежать, немедленно стрелять (без окрика), с твердой решимостью поразить цель...
  Всякие разговоры с военнопленными, в том числе и по пути к месту работы и обратно, строго воспрещаются, за исключением совершенно необходимых служебных указаний. На пути к месту работы и обратно, а также во время работы категорически запрещается курить. Следует препятствовать всяким разговорам военнопленных с гражданскими лицами, в случае необходимости надо применять оружие — также и против гражданских лиц...
  (Приложение к директиве ОКВ (общее управление вооруженных сил, отдел военнопленных) № 3058/41 секр. от 8.IX 1941 г. (рассматривать как несекретное)).
 
Комиссары и политработник не считались военнопленными и подлежали немедленному уничтожению. Это с точки зрения германского командования не противоречило представлениям немецкого солдата о рыцарском способе ведения войны. 
 
(Из текста резолюции Клейста к документу: 
 Заметки для доклада адмирала Канариса относительно распоряжения об обращении с советскими военнопленными от 15 сентября 1941 г. 
 Далее: 
   Из директивы главной Ставки Гитлера от 12 мая 1941 г. Об обращении с захваченными в плен советскими политическими и военными работниками:
 
"Ответственные политические работники и политические руководители (комиссары) должны устраняться... Политические руководители в войсках не считаются пленными и должны уничтожаться самое позднее в транзитных лагерях. В тыл не эвакуируются... Руководящие работники, которые будут выступать против наших войск, чего следует ожидать от радикальной части их, попадают под "распоряжение военной подсудности в районе "Барбаросса". Их следует уничтожать, рассматривая как партизан. Подобное же обращение предусматривает "директива о поведении войск в России" (приложение №2). 
 
Обеспечение продовольствием пленных признавалось ненужной гуманностью . 
 
 
 
Из распоряжения Гитлера от 13 мая 1941 г. "Об особой подсудности в районе "Барбаросса" и особых мероприятиях войск": 
 
 Отношение к преступлениям, совершенным военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к местному населению
 
1. Возбуждение преследования за действия, совершенные военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к враждебным гражданским лицам, не является обязательным даже в тех случаях, когда эти действия одновременно составляют воинское преступление или проступок.
 
2. При обсуждении подобных действий необходимо в каждой стадии процесса учитывать, что поражение Германии в 1918 г., последовавший за ним период страданий германского народа, а также борьба против национал-социализма, потребовавшая бесчисленных кровавых жертв, являлись результатом большевистского влияния, чего ни один немец не забыл.
 
3. Поэтому судебный начальник должен тщательно разобраться, необходимо ли в подобных случаях возбуждение дисциплинарного или судебного преследования. Судебный начальник предписывает судебное рассмотрение дела лишь в том случае, если это требуется по соображениям поддержания воинской дисциплины и обеспечения безопасности войск. Это относится к тяжелым проступкам, связанным с половой распущенностью, с проявлением преступных наклонностей, или к проступкам, могущим привести к разложению войск. Не подлежат, как правило, смягчению приговоры за бессмысленное уничтожение помещений и запасов или других трофеев во вред собственным войскам.
Предложение о привлечении к уголовной ответственности в каждом случае должно исходить за подписью судебного начальника.
 
4.При осуждении предлагается чрезвычайно критически относиться к показаниям враждебных гражданских лиц.
 
Войсковые начальники в пределах своей компетенции ответственны за то:
 
3. чтобы утверждались только такие приговоры, которые соответствуют политическим намерениям руководства...
 
 
(По поручению - Начальник верховного командования вооруженными силами Кейтель.)
 
 
 Указ Верховного главнокомандующего вермахта о военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск.
 
 
Из документа "О поведении войск на Востоке:
 
"Основной целью похода против большевистской системы является полный разгром государственной мощи и искоренение азиатского влияния на европейскую культуру...
   К борьбе с врагом за линией фронта еще недостаточно серьезно относятся. Все еще продолжают брать в плен коварных, жестоких партизан и выродков-женщин; к одетым в полувоенную или гражданскую форму отдельным стрелкам из засад и бродягам относятся все еще, как к настоящим солдатам, и направляют их в лагеря для военнопленных. Пленные русские офицеры рассказывают с язвительной усмешкой, что агенты Советов свободно ходят по улицам и зачастую питаются из походных немецких кухонь. Подобное отношение войск объясняется только полным легкомыслием. Руководству сейчас своевременно разъяснить смысл происходящей борьбы.
   Снабжение питанием местных жителей и военнопленных является ненужной гуманностью...
   Войска заинтересованы в ликвидации пожаров только тех зданий, которые должны быть использованы для стоянок воинских частей. Все остальное, являющееся символом бывшего господства большевиков, в том числе и здания, должно быть уничтожено. Никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения...
   В случае применения оружия в тылу армии со стороны отдельных партизан, применять в отношении их решительные и жестокие меры. Эти мероприятия распространяются также и на мужское население с целью предотвращения возможных с их стороны покушений. Пассивность многочисленных антисоветских элементов, занимающих выжидательную позицию, должна быть ликвидирована путем разъяснения, и они должны быть привлечены к активному сотрудничеству в борьбе против большевизма. 
   Если они не идут на это, то пусть не жалуются на то, что с ними обращаются, как с приверженцами советского строя." 
 
(Главнокомандующий фон Рейхенау, генерал-фельдмаршал.)
 
Конвоирование пленных.   
 
 
Гражданское население оккупированных территорий, как и военнопленные, оказалось совершенно беззащитным перед произволом захватчиков. Целые группы населения по идейным и национальным признакам были поставлены вне закона. Только лояльность к оккупационному режиму давала относительную гарантию сносного существования. Все, что могло позволить человеку жить независимо от оккупантов - конфисковывалось. Человек попадал в полную зависимость. За неповиновение одна мера наказания - смерть. Жестокость, с которой фашисты проводили политику "умиротворения" оккупированных территорий, еще больше подталкивала людей к сопротивлению. Однако сегодня, на просторах интернета, можно встретить авторов статей и видеороликов, которые отказывают советскому человеку в сопротивлении. Оправдывают фашистов, перекладывая ответственность за зверские расправы на партизанское движение. Дескать, если бы не партизаны и подпольщики, то немецкая администрация так не относилась бы к мирному населению, они, мол, провоцировали. 
Это ложь. И те, кто распространяют эти “заведомо ложные сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны” совершают преступления и должны нести уголовную ответственность по указанной выше статье УК РФ.  Материалы Нюрнбергского процесса сегодня доступны любому гражданину. Поэтому, те кто распространяют ложную информацию о планах намерениях фашистских захватчиков относительно территорий и населения оккупированной части Советского Союза, либо невежественные люди, которые не могут дат себе труд открыть книгу, либо идейные борцы с Советской властью. Но в любом случае это лица, совершающие информационную диверсию. Так как они распространяют ложную информацию и искажают факты с целью дезориентации тех, на кого она направлена. 
В материалах Нюрнбергского трибунала имеется документ под названием план “Ольденбург”, или “Барбаросса-Ольденбург”, кодовое наименование - “Зеленая папка”. Это “Директива по руководству экономикой оккупированных восточных областей”. Разработан этот план экономической эксплуатации оккупированных территорий был накануне вторжения в СССР. Документ этот доказывает, что массовое расхищение и ограбление общественной, государственной и частной собственности немецко-фашистскими захватчиками носило не случайный характер и не было локальным явлением или результатом мародерства отдельных разложившихся воинских подразделений, а было неотъемлемой частью преступного плана агрессии против Советского Союза. Эти чисто экономические мероприятия вытекали из общего стратегического плана “Барбаросса”. 
Главная задача, которую ставит перед исполнителями данная директива - обеспечение снабжения германских войск продовольствием за счет оккупированных областей СССР, дабы облегчить продовольственное положение в Европе и использование всех захваченных ресурсов исключительно в интересах Германии. 
“Все мероприятия, которые могли бы воспрепятствовать достижению этой цели, должны быть отложены или вовсе отменены.”
 
 План Ольденбург (Зелёная папка) .  
 
 
Приведем несколько цитат из теста документа:
“Совершенно неуместна точка зрения, будто оккупированные области должны быть возможно скорее приведены в порядок, а экономика их – восстановлена. Напротив, отношение к отдельным частям страны должно быть дифференцированным. Развитие хозяйства и поддержание порядка следует проводить только в тех областях, где мы можем добыть значительные резервы сельскохозяйственных продуктов и нефти, а в остальных частях страны, которые не могут прокормить сами себя, т.е. в средней и северной России, экономическая деятельность должна ограничиваться использованием обнаруженных запасов.”
 
“Первой задачей является возможно более полное обеспечение снабжения германских войск продовольствием за счет оккупированных областей, чтобы таким образом облегчить продовольственное положение в Европе и разгрузить транспорт. Всю потребность германской армии в овсе покрывать за счет областей средней России...”
 
“...решительно препятствовать вывозу продовольствия в потребляющие области средней и северной России, если исключения не оговорены особым распоряжением, или если это не вызывается нуждами снабжения армии.”
Из директивы по руководству экономикой в подлежащих оккупации восточных областях .
 
(Зеленая папка)
Не позднее 16 июня 1941 г.
 
О чем говорит нам это документ? 
   Этот документ, недвусмысленно, говорит нам о том, что все ресурсы, главным образом продовольственный из производительных регионов, а именно Украины, Поволжья, Северного Кавказа будут направленны в Германию и на снабжение армии. Центральные и северные оккупированные районы страны не получат продовольствие. Т. е. в районы потребители перестанет поступать продовольствие с Юга; “они должны ограничиваться использованием обнаруженных запасов”. Это значит, что миллионы людей обречены на голод и вымирание. Что это если не геноцид? 
 
ИЗ ЗАПИСИ ВЫСТУПЛЕНИЯ РОЗЕНБЕРГА НА ЗАКРЫТОМ СОВЕЩАНИИ 20 ИЮНЯ 1941 г., ПОСВЯЩЕННОМ «ВОПРОСАМ ВОСТОКА»
[Документ США-147]
...Немецкое народное питание в эти годы стоит, несомненно, во главе германских требований на Востоке, и в этом отношении южные области и Северный Кавказ должны будут послужить для выравнивания немецкого продовольственного положения. Мы отнюдь не признаем себя обязанными за счет этих плодородных районов кормить также и русский народ. Мы знаем, что это жестокая необходимость, выходящая за пределы всяких чувств. Несомненно, будет необходима весьма широкая эвакуация, и русским определенно предстоит пережить очень тяжелые годы...
 
Еще один жуткий  документ, говорящий о страшной участи, которая ждала советских граждан в случае победы фашизма. 
 
Документ № СССР-114
 Из секретной директивы верховного командования вооруженных сил
От 7 ОКТЯБРЯ 1941 г. ЗА № 44 1675/41
 
 “Фюрер вновь принял решение не принимать капитуляции Ленинграда или позднее Москвы даже в том случае, если таковая была бы предложена противником.
 
Моральное оправдание этого решения ясно для всего мира. Точно так же, как в Киеве, закладкой бомб и мин с часовыми механизмами был создан ряд тяжелых угроз для наших войск, нужно считаться с подобным же мероприятием в еще более широком масштабе в Москве и в Ленинграде. Само советское радио сообщило о том, что Ленинград заминирован и будет обороняться до последнего солдата. Следует ожидать также сильного распространения эпидемий.
 
Поэтому ни один немецкий солдат не должен вступать в эти города. Все лица, пытающиеся покинуть город в направлении наших линий, должны быть отогнаны огнем. По тем же соображениям следует приветствовать оставление небольших незащищенных брешей, через которые население города может просачиваться во внутренние районы страны. Это относится также и ко всем остальным городам: перед их захватом они должны быть уничтожены огнем артиллерии и воздушными налетами, с тем чтобы побудить их население к бегству.
 
Не допускается, чтобы немецкие солдаты рисковали своей жизнью для спасения русских городов от огня или чтобы они кормили население этих городов за счет средств немецкой родины.
 
Хаос в России будет тем больше, наше управление и эксплуатация оккупированных областей будет тем легче, чем больше населения советских русских городов уйдет во внутренние районы России.”
 
Об этой воле фюрера необходимо сообщить всем нашим командирам.
 По поручению начальника штаба
Верховного главнокомандования вермахта   Йодль
 
 Директива штаба Верховного главнокомандования вермахта о разрушении Ленинграда, Москвы и других городов СССР7 октября 1941 г.
 
 
Опять же, о каких районах идет речь? О районах, отрезанных от продовольственных областей страны. Судьба жителей, вынужденных покинуть города очевидна. Миллионы людей, лишенные продовольствия и медицинской помощи, просто умерли бы, облегчив задачу освоения этих территорий в дальнейшем. С точки зрения фашистов - “благоразумно и практично”.  Вот как выглядит настоящий голодомор.
Под эксплуатацией местных ресурсов понималось еще и использование человеческих ресурсов. В документе “Зеленая папка” декларируется принудительный характер труда для мирного советского населения. Что запрещает Гаагская Конвенция. Под угрозой наказания люди принуждались к труду. Фактически отсутствовала оплата труда, оплата была сведена к вопросу питания. 
 
Из совещания хозяйственного штаба “Ост” от 7 ноября 1941 г. “Об использовании русской рабочей силы”:
 
“...квалифицированных немецких рабочих надо направить в военную промышленность; копать землю и дробить камни - это работа не для них, для этого есть русские.”
“Наряду с русскими военнопленными, надо использовать также свободную рабочую силу...”
“Использование рабочих и обращение с ними должно быть на практике таким же, как и по отношению к русским военнопленным.”
“Мобилизация рабочих и использование военнопленных представляют собой единое мероприятие, и они должны организационно сочетаться друг с другом”. 
 
После всего вышеперечисленного, отрицание факта партизанского движения, как закономерного следствия оккупационной политики захватчиков - это либо невежество, либо сознательно введение в заблуждение граждан. 
    Кто эти люди? Кто вводит граждан в заблуждение? В одном из приведенных выше германских документов они присутствуют. Это "многочисленные антисоветские элементы, занимающие выжидательную позицию". Это “армия” идейных и безыдейных противников социализма. Для них все, что связано с Советской властью - плохо по определению. Поэтому они готовы оправдать все, что угодно, если это направлено против Советов. Не задумываясь, что это может ударить и по ним самим. К сожалению, “идеи” эти господствуют сегодня в медиапространстве. В буржуазном государстве, естественно, преобладают идеи буржуазные, так как в классовом обществе и государстве преобладают идеи господствующего класса. Это все тот же пресловутый философский вопрос отношения мышления к бытию. Все эти оценки и интерпретации действий советской власти и советских граждан, это взгляд носителя буржуазного сознания на события и явления непонятные ему идейно. Так как между самим явлением и пониманием этого явления стоит классовый барьер. Человек живущий в существующей системе координат, где личный комфорт превалирует над общественным благополучием, где доминирует метафизический способ мышления, как бы он не хотел, он не может понять мотивацию людей той эпохи. Ибо она базируется на противоположном экономическом базисе и вытекающем из него способе мышления. Отсюда и непонимание того, что дело вовсе не в конвенциях, не в законах и обычаях сухопутной войны. Вся суть проблемы в идейном противостоянии и экономической целесообразности. 
 
В Гаагской Конвенции 1907 года также прописаны правила поведения на оккупированных территориях, обращение с гражданским населением и его имуществом (Отдел III. О военной власти на территории неприятельского государства. Ст. 42 - 56.). 
Если фашистской Германией и ее союзниками эти правила кое-как соблюдались на Западе, то для восточных оккупированных территорий международного гуманитарного права не существовало. 
     На территории Крыма, весь период оккупации власть принадлежала армейскому командованию. Несмотря на то, что административно Крымский полуостров входил в генеральный округ “Крым” и являлся составной частью рейхскомиссариата “Украина”, на его территории так и не удалось реализовать запланированное административно-территориальное устройство. Все потому, что на его территории постоянно велись активные боевые действия и регион был ближним тылом действующей армии. В таких условиях в Крыму сложилось двойное управление. Номинально власть принадлежала гражданской администрации, которая была представлена органами министерства по делам оккупированных восточных областей, фактически - военным. Реальная власть в Крыму принадлежала расквартированным здесь частям вермахта, аппарату полиции и СС.  Это привело к тому, что пришлось оккупантам в рамках уже существующего административно-территориального деления выделить еще одну единицу - генеральный округ “Таврия”, с центром в Мелитополе, где обосновались гражданские чиновники. 
   Функции полиции выполняла армейская полевая жандармерия. Вся полнота власти с ноября 1941 по август 1942 года находилась в руках соответствующих органов штаба 11-й армии генерал-фельдмаршала Э. фон Манштейна. Когда фронт откатился на Кавказ и в Крыму стало относительно спокойно, за полицейское обеспечение взялся фюрер СС. (Фюрер СС и полиции генерального округа “Крым” находился в оперативном подчинении командующего войсками вермахта, но ответственен был непосредственно перед Гиммлером). 
После того как 11-я армия покинула Крым, с целью создания главной военно-административной инстанции была создана должность командующего войсками вермахта в Крыму. Командующий войсками в Крыму (Befehlshaber Krim. (Befehlshaber - командующий)) отвечал за охранную службу и административные функции. Такая должность просуществовала до конца октября 1943 года. После эвакуации 17-й армии вермахта в Крым с Кубанского плацдарма в октябре 1943 года, вся военно-административная власть перешла командующему армией генерал-полковнику Э. Йенеке. Этот высший административный пост он занимал до 1 мая 1944 года, пока, накануне краха, его не сменил командующий 5-м армейским корпусом К. Альмендингер.  
 “В районе действия каждой войсковой части командиром фронтового тыла должна назначаться хозяйственная инспекция, в задачи которой входит экономическое использование данной территории”
Из совещания с отделами вооруженных сил от 29. 4. 1941 г.
(Обсуждение организационных структур хозяйственного раздела “план Барбаросса-Ольденбург”.)
Документ ПС - 1157
 
Вермахт кормился за счет оккупированных областей, все продовольствие на захваченных территориях у населения подлежало учету и изъятию. Об этом говорят документы, это подтверждают многочисленные свидетельские показания, предоставленные Нюрнбергскому трибуналу. 
 
Все это необходимо разъяснять, так как попытки реабилитировать вермахт и увести вооруженные силы Германии от ответственности продолжаются. И тем более, продолжается культивация образа германского солдата как рыцаря в сияющих латах, не имеющего никакого отношения к оккупационной политике рейха. В массовом сознании закрепляют плакатный образ оккупанта угощающего шоколадкой ребенка. Все продовольствие конфисковали, скот забрали, инвентарь забрали, личные вещи отняли, включая одежду, но зато угостили шоколадкой. Какой гуманизм! Это так по-буржуйски. Напоминает истории про олигархов-меценатов, филантропов нашего времени. Сначала они ограбили всю страну, присвоили общественную собственность, разорили тысячи людей, превратили в должников, а потом построили церквушку. Какое благородство, какие благодетели. 
 
 
Ни Генеральный штаб, ни вермахт, к сожалению, не были признаны преступными организациями. Международный военный трибунал, точнее, его буржуазное большинство не случайно приняло доводы защиты подсудимых генералов. (Защитником Генштаба и ОКВ на процессе, был адвокат доктор Латерзнер). Фельдмаршалы и генералы, по счастливой случайности оказались в англо-американской зоне оккупации, они нужны были бывшим союзникам для восстановления вооруженных сил Западной Германии. Над ними провели “отдельные индивидуальные суды”, как того и требовала защита. Эти суды в последствии превратились в фарс. Они в конце концов все оказались на свободе, значительная их часть использовалась для организации новых вооруженных сил ФРГ - бундесвера. Тысячи негодяев, виновных в тягчайших преступлениях заняли высокие посты в государственном аппарате, в бундесвере, в полиции, в органах суда и прокуратуры ФРГ. Многие были востребованы как специалисты в условиях растущей конфронтации между США и СССР. 
 
В американском "центре занятости" всегда найдется место для хороших специалистов. Журнал Крокодил №13, 1951 г.
 
 
Упомянутые выше Манштейн и Альмендингер были судимы, но освобождены досрочно. Не выдали их западные покровители советскому суду. Генерал Йенеке пытался бежать в американскую зону оккупации, но был пойман советскими военными властями и в числе прочих преступников был осужден военным трибуналов Черноморского флота в городе Севастополь в ноябре 1947 года. 
(Эрвин Йенеке был приговорен к 25-и годам заключения, остальные так же получили по 20 – 25 лет. Многим непонятно почему этих преступников оставили в живых, что позволило некоторым отбыв срок вернуться домой. Дело в том, что несколькими месяцами ранее, в мае 1947 года указом Президиума Верховного Совета СССР была отменена смертная казнь). 
Несмотря на то, что признать эти организации преступными не удалось, все же весь мир, благодаря Нюрнбергскому процессу, где была продемонстрирована масса бесспорных доказательств, подтверждающая преступную роль германского генералитета в гитлеровской агрессивной политике, увидел сущность этой безжалостной военной касты. Сам факт того, что прусская военщина подверглась суду имел огромное политическое значение. 
 
30 октября 1943 года, в Москве представителями трех держав антигитлеровской коалиции был подписан документ - ”Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства”. В этом документе говорится: 
“...те германские офицеры и солдаты, и члены нацистской партии, которые были ответственны за вышеупомянутые зверства, убийства и казни или добровольно принимали в них участие, будут отосланы в страны, в которых были совершены их отвратительные действия для того, чтобы они могли быть судимы и наказаны в соответствии с законами этих освобожденных стран и свободных правительств, которые будут там созданы.”
 
 Но правительства союзных государств неохотно шли на выполнение обязательств, таким образом многим палачам и должностным лицам, подписывавшим преступные приказы удалось избежать заслуженного наказания. 
И тем не менее, по мере освобождения территорий Советского Союза и уже после окончания войны проходили суды над фашистскими преступниками и их пособниками из числа предателей, перешедших на сторону врага. 
Судебный процесс над гитлеровцами, совершавшими преступления на территории оккупированного Крыма, проходил в Севастополе в 1947 году. «Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Крыму и на Кубани».
  К слову, Крым германские фашисты планировали зачистить целиком, оставив для сохранения местного колорита пару десятков тысяч крымских татар, как аборигенов, превратив их в обслуживающий персонал, и чтобы было что туристам из фатерлянда показать. В планах нацистов - Крым должен был стать германской Ривьерой. 
 
 Кто совершал все эти преступления и злодеяния? Кто был исполнителем преступных приказов? 
Как правило, у любого человека есть готовый ответ на этот вопрос: 
Эсэсовцы, нацисты.
И это естественно. Массовая культура изображает немцев в виде маньяков. А кто они : эсэсовцы, нацисты? Они ведь не с Луны свалились.
 С одной стороны, когда приходит время вспомнить Великую Отечественную войну, немцев показывают, как воинственную нацию, безжалостных тевтонов, мечтающих нас завоевать и без конца нападающих на нашу страну. С другой стороны, когда приходит время вернуться к серым будням, нам те же СМИ рассказывают про аккуратный и трудолюбивый, миролюбивый, талантливый, германский народ и ставят в пример немцев, дескать, вот молодцы, не то, что мы. И такие противоречия спокойно уживаются в голове обывателя. Причина войны не в свойствах и качествах отдельных людей или целых народов, причина в экономических интересах богачей, которые хотят уничтожить конкурентов, расширить свое влияние и увеличить капитал. А они, как правило, выступают от имени всего народа и прикрывают свои корыстные цели интересами народа. И за их алчность приходится платить народам. Средства массовой информации находятся в руках богачей, и они ловко манипулируют сознанием масс, создавая спрос и предложение, навязывая людям образ жизни, даже мечты и желания, дабы выгоднее продавать свои товары.
В том и заключается весь ужас происшедшего в 30-40 гг. в Германии. Что все те преступления и зверства осужденные Нюрнбергским трибуналом, совершали отнюдь не маньяки, а обычные люди, поставленные системой в такие условия. Это были любящие родители, примерные работники. Просто работа у них была такая. А чтобы они не сомневались в правильности своих действий, пропаганда их как следует обработала. 
Из материалов Нюрнбергского процесса мы видим, что привлеченные к ответственности оправдываясь заявляли, дескать, подчинялись приказам или не понимали каковы последствия содеянного. 
Были конечно, те, кто понимал степень ответственности. Но в большинстве, это рядовые служащие, люди с ограниченным кругозором, живущие по инерции, не понимающие сути происходящего вокруг. Те, кто, как и сегодня, как везде и всегда просто живут, живут как все, ходят на работу, и безропотно, бездумно исполняют распоряжения и приказы начальства. Потому, что так делают все вокруг. Для них, как правило, не существует законов, установленных государственной властью - приказ начальника вот высший закон. Они приспособятся под любую систему, даже если сто раз будут не согласны с ней. Эта масса равнодушных наблюдателей и есть самый главный проводник фашистских идей. А чтобы сделать из народа такую массу, чтобы создать почву для проведения подобных идей, буржуазные идеологи воспитывают у рядового гражданина чувство собственника, буржуазный и мелкобуржуазный эгоизм. Плюс низкий уровень образования. Античеловечность - это вообще свойство капитализма. Частная собственность порождает в психологии обывателя такие руководящие принципы, как: “человек человеку волк” или “своя рубаха ближе к телу”. 
Так и в Германии, буржуазный образ жизни, частнособственническая психология явились социальной почвой, на которой вырос и укоренился фашизм, превратившись в массовое явление.  
Не все немцы уверовали в “новый порядок”, не все возносили новых вождей нации, но и те “неверующие” подобно гитлеровским фанатикам, приняли активное участие в колонизации покоренных земель. Им пообещали плодородные земли покоренных народов, рабов, чужое добро, статус хозяина, господина, представителя касты избранных. А самое главное снизили порог ответственности. А где-то вовсе избавили от ответственности. И это сработало. Поведение индивидов зависит от количества других индивидов уже участвующих в этом поведении. Стадный инстинкт. Если другие делают, значит и мне можно. Подвижность нормы права всегда приводит к массовым убийствам или сегрегации. 
Нацистской верхушке того и надо было, чтобы все, весь народ стал соучастником их политики. 
 
При разгроме 68 пехотной германской дивизии были обнаружены инструкции, датированные 17 июля 1941 г., обращенные ко всем командирам рот, прямо указывающие на необходимость “воспитывать у каждого офицера и солдата германской армии чувство личной материальной заинтересованности в войне...”.
 
К сожалению, большинство населения поддержало Гитлера. Подкупали красивые зрелищные парады, культ силы, идея превосходства, реванш после поражения в предыдущей войне, обещания лучшей жизни, отмщение за унижения. “Маленького человека” наградили иллюзией личной значимости, причастности к великому.
В фильме Михаила Ромма “Обыкновенный фашизм” есть такие слова: “...я не хочу сказать, что немецкий народ был слеп, он был обманут. Раз уж приходится жить при Гитлере, приходится и работать.”
И все-таки была другая Германия... Значит были же юноши, которые говорили Гитлеру - Нет ! Были же люди, которые год за годом упорно говорили нацизму - Нет ! Нужно много мужества чтобы умереть, но, быть может, не меньше мужества нужно, чтобы говорить - "Нет", когда кругом говорят - "Да" ! Чтобы оставаться человеком и борцом, когда люди кругом перестали быть людьми ! Чтобы думать, когда думать запрещено”
 Те, кто говорили фашистам нет, стали первыми жертвами фашизма, это немецкие коммунисты. Нацистская пропаганда сразу их назначила врагами народа. 
Тотальная идеологическая обработка в конце концов превратила благовоспитанных, нередко культурных, интеллектуально развитых, порой сентиментальных людей в армию мародеров и безжалостных убийц. 
Например, практически все учителя были членами NSLB - Национал-социалистическая ассоциация учителей. Это организация в структуре НСДАП. Треть преподавателей были членами НСДАП. 
Так простая немецкая просветительская интеллигенция стала частью пропагандистской машины гитлеровского рейха, делая из молодежи фанатиков, руководимых гитлеровской верхушкой. 
Молодые люди поступали на военную службу и там им внушали, что великодушие и жалость - это признак слабости. А вот стальные мускулы, стальные нервы, железное сердце - свидетельство подлинного рыцарства. 
Основой жизнедеятельности общества провозглашалось право сильного диктовать свою волю слабому. Слабейший самой природой обречен на подчинение или на уничтожение. Все это мы слышим и видим сегодня. Кто сильнее тот и прав, у кого больше денег тот и диктует свою волю окружающим. Капитализм - это естественное состояние человеческого общества, говорят нам. Выживает сильнейший. 
  
Куда мы придем с такой идеологией?  
 
“У человечества есть два пути - социализм или варварство”. Нас ведут по второму пути, но пока мы еще не пришли есть шанс свернуть.  
 
Многим кажется, что произошедшее с Германией в первой половине XX века - это исторический казус. Что-то такое, что вдруг случилось и прошло, никогда не повторится больше. Но ведь не одна Германия была заражена этими идеями в те годы. Почти всю Европу поразила эта болезнь.   
 
Это истинное лицо капитализма. Фашизм - это самая реакционная форма капитализма. Это самое отвратительное проявление данной социально-экономической формации. Нужно понимать, что те ,  кого судил Нюрнбергский Трибунал не появились из-под земли. Их вырастил и расставил по местам монополистический капитал. Владельцы концернов и фирм, которые хотели расправиться с коммунистическим рабочим движением, угрожавшим их господству. Которые хотели увеличить свои капиталы за счет грабежа покоренных государств. (Подробнее об этом в работе "Фашистская Германия как образчик буржуазной реакции").  
 
Когда человек читает материалы Нюрнбергского трибунала, просматривает кинодокументы зверств совершенных оккупантами, его переполняют эмоции, после увиденного и прочитанного невозможно назвать людьми тех, кто совершал эти преступления. И тем не менее - это люди, со всеми признаками человеческого существа. Они родились в обычных семьях, они читали добрые детские книжки, у них были мамы и папы, дедушки и бабушки. Они ходили в школу, их учили уважать старших, не обижать маленьких. Человек - продукт культурной среды, в которой он живет и развивается. И однажды, когда человек стал совершеннолетним, ему сказали: - ты нужен отечеству! Отечество в опасности! Ты должен защитить отечество от неправильных людей. Защитить все то доброе, что связывает тебя с твоей родиной. Все так просто, мы хорошие - они плохие. Мы правильные - они неправильные. Мы цивилизованные - они дикари. 
 
Это происходило и происходит везде, где есть интересы капитала, это происходило в Африке, в Индии, Австралии, на Ближнем Востоке и американских континентах, просто тогда не было Советского Союза и могучей Красной Армии, чтобы остановить, осудить и наказать зарвавшуюся буржуазию. Уничтожены и вычеркнуты из истории целые народы. Зачищены от коренного населения целые континенты. Люди не знают об этом только потому, что по каждому из этих эпизодов не собирался Международный Трибунал и не документировал преступления колонистов. Неграмотные рабы не оставили воспоминаний, не было фотокорреспондентов, кто зафиксировал бы зверства колониальных властей и рабовладельцев. Многие из американских солдат, участников войны во Вьетнаме были сыновьями ветеранов Второй мировой, разве их остановила память о той войне от участия в геноциде вьетнамского народа, от казней и расправ, от массовых убийств, от применения химического оружия? Нет. Им точно так же промыла мозги пропаганда правящего класса. Их убедили, что они идут воевать за правое дело, идут освободить угнетенных от проклятых коммунистов. "На дальних подступах" так сказать. 
 
И точно так же их освободили от ответственности. Освободили их "...от отягощающих ограничений разума, от грязных и унизительных самоистязаний химеры, именуемой совестью и моралью..." И это будет продолжаться до тех пор, пока людей будет разделять частная собственность на два класса: на тех, кто трудится и тех, кто присваивает результаты чужого труда. 
 
Городской голова города Керчи Токарев Тимофей Васильевич. Родился в 1869 году, до революции был управляющим у помещика. Домовладелец. В 1919 году при белогвардейцах был так же городским головой Керчи. Дата сьёмки Январь 1942 г.
 
 
На примере Токарева мы видим, как частная собственность руководит человеком, подчиняет его своей низменной сущности. 
На фотографиях, на первый взгляд, изображен обычный дедушка. Что мог такого совершить простой дедушка, что его необходимо так показательно, постановочно конвоировать? Однако на фотоснимках человек добровольно перешедший на сторону оккупантов и ставший соучастником преступлений оккупационных властей. Какие мотивы были у этого человека? Ведь мотивы измены, предательства могут быть различные. В конкретном случае бургомистр Токарев - это собирательный образ антисоветчика. А ему было за что не любить Советскую власть. Он был владельцем доходного дома до Революции, т. е. человек был небедный. При Врангеле он уже занимал пост градоначальника. Значит был в высшем эшелоне городского бомонда.  
Следовательно, имел деньги, власть, статус и вытекающие из этого привилегии. И вдруг, люди, которыми он помыкал и понукал лишили его всего этого. Он оказался во враждебной, чуждой его существу среде. Его лишили возможности вести паразитический образ жизни и предложили честно трудиться, как все. При этом, по законам той эпохи, ввиду принадлежности к категории "бывшие люди" присвоили статус лишенца. (Бывших господ, кто имел нетрудовые доходы, жил за счет присвоения результатов чужого труда, короче говоря - буржуев, помещиков, чиновников, дворян и тд. лишали избирательных прав, не допускались к ответственным должностям и тд.). Как бывшие хозяева жизни могли с этим смириться?  
На момент первой оккупации города Керчь, после окончания гражданской войны прошло, грубо говоря, 20 лет. Что такое 20 лет в жизни человека - мгновение, будто вчера было. Т. е. это свежая, кровоточащая душевная рана, после экспроприаций и поражения в правах. Для этих лишенцев главной опорой существования общества и миропорядка была - частная собственность. Они искренне не понимали, как общество может существовать без этого стержня. И где-то верили, и надеялись быть может, что это, с их точки зрения, "неправильное общество" самоликвидируется и установится их родненькая эксплуататорская власть.  
И вдруг. С благословенного Запада приходят долгожданные "освободители". И из всех щелей, на свет божий повылазили "униженные и оскорбленные" нетрудовые элементы. Это те, кто сопротивлялся становлению на просторах бывшей Российской империи подлинно-народной власти. Это господа, которые не хотели расставаться со своими привилегиями, с властью и собственностью. И при первой возможности, они встроились в обоз захватчиков и пришли вернуть не Россию, этого бы никто им не позволил, а собственность и возможность, как и прежде, помыкать и понукать.  
А где же здесь мораль? Где родина? Где Россия? Спросите вы.  
Буржуазная мораль - это индивидуализм и частнособственнический эгоизм. А родина собственника - это его собственность.  
И сегодня, потомки бывших собственников и современные владельцы средств производства нам рассказывают про любовь к родине и патриотизм. Естественно, про свою - буржуазную любовь и буржуазный патриотизм. Как показывает история эти самые собственники пойдут на любую сделку, с любым оккупантом, лишь бы сохранить свою собственность, свои капиталы. А если взбунтовавшийся народ станет угрожать их господству, пригласят иностранных интервентов.  
В 1941-м у "токаревых" реванш не вышел, а в 91-м произошла реставрация в их пользу. И они сегодня создают идеологическую повестку, поэтому история Великой Отечественной будет такой, как им нужно. А им нужно попроще -  
"Мы победили" и "можем повторить". А кто победил, кого победил, почему? Что повторить? Так ли это важно. И за этими пустыми фразами, пышными парадами и декорациями теряется значимость подвига освободителей, значение освобождения оккупированных территорий, ценность Победы. Всего того, что дорого нам, то, что мы обязаны сохранить и передать будущим поколениям.  
 
 
Моряки-Черноморцы водружают красное знамя на вершине горы Митридат. Конец Декабря 1941 г .
 
Источники: 
 
1 .Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. Сб. Документов и материалов в 7 тт. Под редакцией. Р. А. Руденко, т. 1. - М.: Госюриздат, 1957. Стр. 21; 79.
2.Нюрнбергский процесс. Сб. документов, т. 2. - М.: Госюриздат, 1958. Стр: 571; 814. 
3.Нюрнбергский процесс. Сб. документов, т. 3. - М.: Гоосюриздат, 1958. Стр: 15; 38; 41 – 43; 94; 100 – 105; 245 – 248; 278; 339 – 340; 410; 435; 438 – 439; 497; 500 – 509; 637 – 640.  
4.Нюрнбергский процесс. Сб. документов, т. 4. - М.: Гоосюриздат, 1959. Стр: 623 – 646.  
5.Нюрнбергский процесс. Сб. документов, т. 6. - М.: Гоосюриздат, 1960. Стр: 263; 279; 285; 520 – 545. 
6.Нюрнбергский процесс. Сб. документов, т. 7. - М.: Гоосюриздат, 1961. Стр: 614; 669. 
7.Полторак А. И. Нюрнбергский эпилог. - М.:  Воениздат, 1965.  
8.Кузьмин С. Т. Сроку давности не подлежит. - М.: Политиздат, 1985. 
9.Манштейн Э. Утерянные победы. - М.: АСТ, 2014.
10.Ткаченко С. Н. Крым 1944. Весна освобождения. - М.: Вече, 2014. 
11.Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3. - М.: Воениздат, 1971. 
12.Романько О. В. Крым в период немецкой оккупации. - М.: Центрполиграф, 2014. 
13.Абрамов В. В. Керченская катастрофа 1942. - М.: Яуза, 2006. 
14.Справка начальника Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) МВД СССР Т.Ф. Филиппова и заместителя начальника ГУПВИ МВД СССР А.З. Кобулова по делу немецко-фашистских карателей, изобличенных в зверствах против советских граждан, совершенных в период временной оккупации Крыма и Кубани 16 мая 1947 г. Российский государственный архив социально-политической истории (rusarchives.ru) Ф. 82. Оп. 2. Д. 902. Л. 5–9. 
​​​​​​​​15.Нота наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова всем правительствам и миссиям стран, не воюющим с СССР, «О возмутительных зверствах германских властей в отношении советских военнопленных» 25 ноября 1941 г. Архив внешней политики Российской Федерации (rusarchives.ru) Ф. 06. Оп. 3. П. 3. Д. 24. Л. 22–29, 31–39. 
16.Нота наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова всем правительствам и миссиям стран, не воюющим с СССР, «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилиях немецко-фашистских захватчиков в оккупированных советских районах и об ответственности германского правительства и командования за эти преступления», направленная чрезвычайному и полномочному послу Великобритании А. Керру 27 апреля 1942 г. Архив внешней политики Российской Федерации (rusarchives.ru) Ф. 06. Оп. 4. П. 8. Д. 75. Л. 2–14об. 
17.Женевская конвенция об обращении с военнопленными (1929)Женевская конвенция об обращении с военнопленными (1929) — Викитека (wikisource.org) 
 18.IV Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года с приложением: «Положение о законах и обычаях сухопутной войны» : Министерство обороны Российской Федерации (doc.mil.ru) 
19. Постановление ЦИК и СНК СССР № 46 об утверждении проекта постановления ЦИК и СНК СССР «Положение о военнопленных». Москва. Москва, 19 марта 1931 г. | Документы XX века (doc20vek.ru) 
20.Указ Верховного главнокомандующего вермахта о военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск 13 мая 1941 г. Государственный архив Российской Федерации (rusarchives.ru) Ф. Р-7445. Оп. 2. Д. 166. Л. 65, 69–70. 
21.Директива штаба Верховного главнокомандования вермахта о разрушении Ленинграда, Москвы и других городов СССР 7 октября 1941 г. Государственный архив Российской Федерации (rusarchives.ru) Ф. Р-7021. Оп. 148. Д. 227. Л. 9–10. 
22.Нота наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова всем правительствам и миссиям стран, не воюющим с СССР, «О повсеместных грабежах, разорении населения и чудовищных зверствах германских властей на захваченных ими советских территориях», направленная поверенному в делах Югославии Д. Богичу 6 января 1942 г. Архив внешней политики Российской Федерации (rusarchives.ru) Ф. 06. Оп. 4. П. 6. Д. 63. Л. 2–26, 27–52. 
23.Акт Керченской городской комиссии ЧГК о злодеяниях немецко-фашистских войск и их румынских сообщников в г. Керчи Крымской АССР в период оккупации 24 августа 1944 г  Государственный архив Республики Крым (rusarchives.ru) Ф. Р-1289. Оп. 1. Д. 2. Л. 6–26. 
24.Обвинительное заключение прокуратуры Черноморского флота по делу о зверствах немецких оккупантов на территории Крымской АССР, Краснодарского края, Кабардино-Балкарской АССР, а также УССР и Молдавской ССР 8 ноября 1947 г. Центральный архив ФСБ России (rusarchives.ru) Ф. К-72. Оп. 1. Пор. 28. Л. 89-151. 
25.Приговор Военного трибунала Черноморского флота по делу о зверствах немецких оккупантов на территории Крымской АССР и Краснодарского края 12-23 ноября 1947 г. Центральный архив ФСБ России (rusarchives.ru) Ф. К-72. Оп. 1. Пор. 28. Л. 152-179. 
26.Приговор Военного трибунала Черноморского флота по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Крымской области и на Кубани 23 ноября 1947 г. Архив города Севастополя (rusarchives.ru) Ф. Р-632. Оп. 2 Д. 2. Л. 1-11. 
27.Из директивы по руководству экономикой в подлежащих оккупации восточных областях («Зеленая папка») Не позднее 16 июня 1941 г. Государственный архив Российской Федерации (rusarchives.ru) Ф. Р-7021. Оп. 148. Д. 14. Л. 3–4. На немецком языке. Типографский экз. 
28.Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства, принятая Конференции в составе Государственного секретаря США К. Хэлла, министра иностранных дел Великобритании А. Идена, наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова (Москва, 19-30 октября 1943 г.). Секретный протокол Московской конференции (п. 18 – о принятии Декларации). 1 ноября 1943 г. АВП РФ. Ф. 3б. Оп. 1. П. 19. Д. 227. (rusarchives.ru) 
29.Акт Симферопольской городской комиссии ЧГК о злодеяниях немецко-фашистских войск и их румынских сообщников в г. Севастополе Крымской АССР в период оккупации 3 июля 1944 г. Государственный архив Российской Федерации (rusarchives.ru) Ф. Р-7021. Оп. 9. Д. 45. Л. 21–40. 
30. Президиум Верховного Совета СССР Указ от 19 апреля 1943 года .О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников .Указ Президиума ВС СССР от 19.04.1943 № 39 — Викитека (wikisource.org) 
31.Указ Президиума ВС СССР от 26.05.1947 об отмене смертной казни .Указ Президиума ВС СССР от 26.05.1947 об отмене смертной казни — Викитека (wikisource.org) 
32.Акт Севастопольской городской комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба.  3 июля 1944 г. Государственный архив Российской Федерации (rusarchives.ru) Ф. Р - 8131. Оп. 29. Д. 570. Л.1 - 14.  
33.Протокол допроса генерал-полковника Э.Г. Йенеке. 22 ноября 1947 г., Севастополь Источник документа: Генералы и офицеры вермахта рассказывают... Документы из следственных дел немецких военнопленных. 1944-1951. — М.: МФД, 2009. Севастополь (historyrussia.org) 
34.Допрос 6. Фельдмаршала Германской прмии Манштейна. Горшенина К.П. 'Нюрнбергский процесс. Том 2' - Москва: Государственное Издательство юридической литературы, 1955 - с.1155 Нюрнбергский процесс. Том 2 (Горшенина К.П.) (historic.ru) ​​​​​​​