Десант на мыс Тархан

 9—11 января 1944 года

 

После захвата советскими войсками Керченского плацдарма в следствие Керченско Эльтигенской десантной операции советское командование неоднократно пыталось улучшить свои позиции. По инициативе представителя Ставки Верховного Главнокомандования Маршала Советского Союза К. Е. Ворошилова была разработана наступательная операция, предусматривавшая высадку морского десанта на мыс Тархан с последующими встречными ударами десанта и войск Отдельной Приморской армии (командующий генерал армии И. Е. Петров) с фронта. Итогом операции должно было стать занятие советскими войсками северного побережья полуострова, создание охватывающего положения для противостоящих Керченскому плацдарму вражеских войск — частей 17-й немецкой армии под командованием генерала инженерных войск Эрвина Йенеке. Керченско-Эльтигенская операция была одной из крупнейших десантных операций Великой Отечественной войны. Она осуществлялась войсками целого фронта с участием сил Черноморского флота и Азовской военной флотилии.Однако Северо-Кавказскому фронту в 1943 году не удалось полностью освободить Керченский полуостров.

 Представитель Ставки ВГК  К.Е.Ворошилов  Северо-Кавказский фронт  Темрюк

 

На фото Представитель Ставки ВГК  К.Е.Ворошилов  Северо-Кавказский фронт  Темрюк

В целом планирование операции осуществлялось тщательно. Со стороны Азовской флотилии были задействованы больше половины имеющихся боевых кораблей: до сорока тендеров и мотоботов, несколько сторожевых катеров и бронекатеров, другие малые корабли. В состав десанта выделен 166-й гвардейский стрелковый полк (2925 человек, командир Герой Советского Союза полковник Г. К. Главацкий). Для прикрытия десанта выделена авиация, для артподдержки — береговая артиллерия.
Основной состав сил высадки в районе мыса Тархан (общей численностью около 3000 человек) включал в себя 166-й гвардейский стрелковый полк 55-й гвардейской дивизии под командованием Героя Советского Союза подполковника Г. К. Главацкого (являвшегося и командиром всего десанта), а также 143-й отдельный батальон морской пехоты под командованием капитана Левченко. Вспомогательные силы (всего около 700 человек) состояли из парашютно-десантного батальона ВВС Черноморского флота под командованием майора Н. Д. Алексеенко и 613-й штрафной роты Черноморского флота под командованием старшего лейтенанта Ф. А. Аверченко. Операция была подготовлена спустя месяц после неудачи аналогичной высадки морского десанта на черноморском побережье в районе горы Митридат, закончившейся полным провалом. Возможно, по этой причине события в районе мыса Тархан привлекли к себе особое внимание Ставки Верховного Главнокомандования, чей представитель маршал К. Е. Ворошилов непосредственно наблюдал за высадкой и последовавшей затем двухдневной эпопеей с наблюдательного пункта западнее местечка Юркино. Кроме него, все это время на НП находились также командующий Черноморским флотом вице-адмирал Л. A. Владимирский и сам командующий Отдельной Приморской армией генерал И. Е. Петров.
Для проведения десантной операции моряками Азовской флотилии были подготовлены все имевшиеся в их распоряжении исправные плавсредства: до сорока тендеров и мотоботов, несколько сторожевиков и бронекатеров, баркасы и другие малые суда.
В декабре 1943 года личный состав ПДБ ВВС ЧФ был переброшен в Темрюк, где приступил к изучению и отработке методики высадки морского десанта на побережье, занятое частями противника. Особое внимание при этом обращалось на обобщение опыта уже проведенных десантных операций в этом регионе, а также на морально-психологическую подготовку к наступательным действиям в условиях сильного огневого противодействия со стороны неприятеля. Регулярно проводились тренировки по погрузке личного состава на различные плавсредства и высадке его на берег в дневное или ночное время, в различных метеоусловиях. Особое внимание уделялось распределению в подразделениях представителей партийно-комсомольского актива, которые, по всей видимости, должны были усилить боевую устойчивость соединения, имевшего в своем составе не так уж много ветеранов и бойцов, обладавших боевым опытом.

Участники морского десанта на мыс Тархан 

 

Первоначально назначенная на 31 декабря, высадка была перенесена на 10 дней из-за погодных условий.По прогнозу погоды в ночь на 10 января ожидалось дальнейшее ухудшение погоды, но очередная отсрочка операции произведена не была. 
Вечером 9 января 1944 года отряд кораблей (51 единица) с десантом вышел из кордона Ильича в направлении северного побережья Керченского полуострова с целью высадить десант в районе мыса Тархан . Командовал высадкой капитан 2 ранга Н. К. Кириллов, руководил операцией исполняющий обязанности командира Азовской флотилии контр-адмирал Г. Н. Холостяков. На борту кораблей находились бойцы 166-ого гвардейского стрелкового полка 55-й гвардейской дивизии , 143-й отдельный батальон морской пехоты  а так же бойцы  парашютно-десантного батальона ВВС ЧФ и 613-й штрафной роты Черноморского флота. При переходе морем шторм усиливался. Волнение достигло 4—5 баллов, ветер — силы в 7 баллов. Движение десантного отряда замедлилось, из-за захлестывания волнами затонуло 5 мотоботов. Для спасения людей с них были высланы торпедные катера. Поскольку всё это происходило в виду неприятельского берега, движение десантного отряда было обнаружено противником. Более того, несмотря на запоздание высадки, артподготовка по участку высадки началась точно в срок в 05:00 утра 10 января, что указало противнику на место десантирования.Высадка первого эшелона десанта началась только после 9 часов утра. Удалось высадить всего 374 человека, которые сразу попали в крайне тяжелое положение. Большая часть морских пехотинцев была высажена в ледяную воду, при этом потонула часть вооружения и боеприпасов.

Тяжело представить что приходилось чувствовать этим людям , высаженным в ледяную воду , которым предстояло захватывать заснеженные высоты на берегу . А именно 10 января в районе высадки выпал снег , вот как описывают погодные условия Офицер генштаба Штеменко С.М. и исполнявший должность командующего Азовской военной флотилией Холостяков Г.Н.
В тот год на Керченском полуострове зима стояла холодная. Морозы достигали десяти градусов. Свирепый ветер налетал то с севера, то с востока. Обжигал лицо, выжимал из глаз слезы и подгонял каждого в землянку либо блиндаж. С моря низко тянулись косматые тучи, проливаясь на мерзлую землю мелким частым дождем или низвергая колючую крупу. А по ночам над проливом вставала мглистая стена тумана, которая только с рассветом нехотя уплывала вдаль.Участок высадки у Тарханского залива просматривался с передового НП близ Юракова Кута, где находилась опергруппа штаба флотилии и куда ночью перебрались мы с членом Военного совета Алексеем Алексеевичем Матушкиным. Обрабатываемый артиллерией берег, белый от только что выпавшего снега, густо почернел.

С наступлением утренних сумерек вражеская авиация силами до 30 самолётов непрерывно атаковала корабли высадки. На борту флагманского катера погиб командир отряда высадки и главный штурман отряда высадки, а вступивший в командование начальник штаба высадки был убит при следующем налёте. Советская авиация прикрытия в назначенный срок не появилась. Только к 10:30 была высажена основная часть десанта — 1765 человек. Невысаженными остались 425 человек, на кораблях погибло, утонуло и пропало без вести 177 десантников, получили ранения и возвращены на базу 72 человека. Потери в кораблях составили потопленными авиацией врага 1 катер «морской охотник», 1 мотобот ПВО, затонули при шторме 5 десантных ботов, пропали без вести (скорее всего, также затонули при шторме или потоплены авиацией, когда отбились от основного отряда) 1 тендер, 3 десантных бота и 1 мотобот ПВО. Ряд кораблей получили повреждения. Число потерь в экипажах неизвестно.Десантникам пришлось высаживаться прямо в воду, неся оружие и снаряжение на вытянутых руках. Противник их встретил весьма развитой и эшелонированной системой огневых точек и укреплений. Моряки подверглись интенсивному огневому воздействию и стали нести очень большие потери. Тем не менее попытки прорвать немецкую оборону не прекращались, несмотря на то что личный состав десанта вступил в бой сразу же после длительного перехода морем и не имел собственной артиллерии. Корабли охранения эффективной огневой поддержки оказать не смогли. Авиация 4-й воздушной армии прикрыть район высадки так и не смогла, в отличие от немецких ВВС, которые почти непрерывно бомбили атакующие советские части. Огонь батарей сухопутных сил с закрытых позиций был малоэффективен против множества небольших и хорошо замаскированных огневых точек противника.
Ситуация осложнялась еще и тем, что десантники стремились прорваться к высоте 71,3, на которой смогли ранее закрепиться части 2-й гвардейской стрелковой дивизии. Для этого им было необходимо захватить высоту 164,5, господствовавшую над районом высадки и основательно укрепленную противником. Морякам-парашютистам и штрафникам приходилось буквально карабкаться, взбираясь с морского пляжа на крутые склоны под перекрестным пулеметным огнем. Бои продолжались двое суток и позиции не раз переходили из рук в руки. У десантников стали заканчиваться боеприпасы и продовольствие, а пополнить их не удавалось...
К этому времени в районе высоты 115,5 уже вели бой основные силы высадки в составе 166-го гвардейского стрелкового полка майора Г. К. Главацкого. Еще в момент десантирования они понесли потери, так как противнику удалось уничтожить семь мотоботов. Были уничтожены штабы батальонов и полка со средствами связи и корректировки артогня. Потери были и среди высшего комсостава десанта. Погибли командир высадки капитан 2-го ранга Н. К. Кириллов, начальник штаба парашютно-десантного батальона капитан Г. И. Марущак и штурман лейтенант Б. П. Бувин.

Десант на мыс Тархан

Схема десанта на мыс Тархан

 Но противник не собирался отступать и непрерывно контратаковал днем и ночью с использованием всех имевшихся у него средств, включая бронетехнику и авиацию. Ему удалось расчленить силы десанта. Возникла реальная опасность уничтожения высадившихся сил, и командующий Отдельной Приморской армией отдал приказ об их прорыве и соединении с частями 11-го гвардейского стрелкового корпуса. Совместными усилиями это удалось сделать в районе высоты 164,5, но прорвать Булганакский укрепленный район, к которому относились немецкие позиции на этой высоте, так и не удалось. Советское командование было вынуждено перейти к совершенно иному варианту наступательной операции — обходу укрепрайона с юга частями 16-го стрелкового корпуса генерал-полковника К. И. Провалова. Необходимо отметить, что позиции в районе высоты 164,5 немцам удалось удержать до самой весны...

Точные цифры потерь в десантной операции у мыса Тархан так нигде и не были опубликованы. По самым оптимистическим оценкам, они составили не менее 40 % общей численности высадившихся сил. Вскоре после этих событий генерал И. Е. Петров был отстранен от командования Отдельной Приморской армией, а на его место был назначен генерал А. И. Еременко.

Керченский полуостров оборонял 5-й армейский корпус: 73-я, 98-я пехотные дивизии, 191-я бригада штурмовых орудий (45 штурмовых 7,5-см орудий), а также 6-я кавдивизия и 3-я горнострелковая дивизия румын  .Ниже преведен отрывок из книги командира 98 пехотной дивизии Мартина Гарайса , части которой обороняли линию побережья Азовского моря 

 

 Мартин Гарайс 98 я Пехотная Дивизия  / 98. Infanterie-division: Kampf und Ende der Frankisch-Sudetendeutschen

После двухчасовой артподготовки две вражеские дивизии переходят в атаку, направляя главный удар на северный фланг переднего края дивизии. Почти в то же время во многих пунктах побережья Азовского моря начинается высадка десанта: восточнее мыса Тархан, к подножию гребня высоты 115 и до высоты 88.5. Угроза рубежу Шмидта смертельная. В мгновение ока один полк неприятеля овладевает
подножием и штурмует слабо защищенные высоты. Против
десанта брошен стоящий северо-западнее Булганака дивизионный резерв — 2-й батальон 290-го полка. Безрезультатно. Батальону не под силу отбить только что занятые врагом высоты. Сигнал тревоги
понуждает его в ускоренном темпе продвинуться на восток, на прорванный передний край 3-го батальона 290-го полка.
Потери растут пугающе. Весь фронт обороны
охвачен огнем сражений, и исход никому не известен.
С невероятной быстротой большевик завладевает всем гребнем
высот по побережью Азовского моря. Теперь он угрожает охватом не только бригаде Шмидта, но и огневой позиции 11-й батареи 198-го артполка. В спешке батарее приходится сменить позицию,оттянувшись на запад. 198-й мотопехотный батальон, выжидающий под Керчью, поднят по тревоге и направлен в район восточнее Кичук-Тархана. Но пока он туда доберется, пройдут часы. А пока для занятия высоты 115.5 еще до рассвета 11 января из ущелья юго-восточнее высоты 165.5 первой подходит 3-я рота обер-лейтенанта Зарембы. Два выделенных корпусом батальона с двумя батареями 191-го дивизиона штурмовых орудий приближается со стороны Тархана. Эти части должны отбить высоты обратно. 3-я рота 198-го мотопехотного батальона на исходных позициях несет потери под активным беспокоящим огнем противника. Однако
под защитой сумерек ей удается преодолеть длинный путь вверх по склону к высоте 115.5. Для основной массы личного состава,которая в возрасте от 35 до 50 лет, это довольно тяжелая нагрузка.Часто приходится делать привалы. В конце концов рота оказывается на плоском, широком куполе горы. Застигнутые врасплох, многочисленные посты опрокинуты или уничтожены. Тут открывается мощный пулеметный огонь. Оказывается, северные плато имеют сильную оборону. Завязываются тяжелые, кровопролитные ближние
бои, все больше переходящие в сражение за перевес. В результате рота за 30 минут теряет 50 процентов личного состава. А большевик подтягивает на плацдарм все новые, свежие силы.Около 10 часов проведенный врагом контрудар, с двух сторон и превосходящими силами, сбрасывает со склона остатки 3-й роты —всего-то 20 человек. Здесь их встречает только что подошедшая 2-я рота 198-го мотопехотного батальона. Под командованием капитана Фокентанца они приступают к новой атаке. Мужественный,но мало перспективный шаг. Им удается подняться всего лишь на
100 м. Несколько мощных контратак останавливают продвижение.Пропадает без вести командир 2-й роты. О штурме вдоль всего гребня пока ничего не слышно.
А продвижение двух батальонов с штурмовыми орудиями задерживают безобразно раскисшие дороги и налеты штурмовой авиации противника. Только в 10 часов они, при завывающей, сдувающей с голых склонов и высот хребта буре, приступают к атаке двумя ударными группами. Ожесточенные кровопролитные бои продолжаются 21 час. Упорное сопротивление морского десанта, засевшего в каждом из старых дотов, удается сломить только отчаянной борьбой боевых разведывательных групп с применением штурмовых орудий. После овладения высотой 88.5 у мыса Тархан возникает необходимость нового удара, на высоту 136. И только потом можно
приступать к штурму главной высоты 165.5. К нему приступили уже в вечерних сумерках. Шаг за шагом идет мучительное продвижение под огнем противника, вверх, в ночь. Теперь дело за пехотой. Бои длятся всю ночь, и только утром горный район, протяженностью 4 км, взят. До высоты 115.5!

 

Вид на зону высадки у мыса Тархан

На фото вид на зону высадки Мыс Тархан из района Юраков Кут ( НП ОПА ) 

Мыс тархан на карте Викимапии

 

 На фото Памятник возле высоты 164.5

 

А вот как описывает события старший офицер Генерального штаба Отдельной Приморской армии генерал-майор Н. Д. Салтыков.

 

К началу операции противник прикрывал Керченский полуостров ограниченными силами. По данным армейской разведки, войскам Отдельной Приморской армии на участке от Азовского моря до Керчи, протяженностью около 9 км, противостояли 98-я пехотная дивизия и некоторые отдельные части, составлявшие в общей сложности тоже до дивизии, усиленные артиллерийским полком, двумя дивизионами штурмовых орудий и двумя танковыми ротами. Фланги на побережье Азовского и Черного морей обеспечивались войсками 3-й горнострелковой и 6-й кавалерийской дивизий румын. На переднем крае была отрыта сплошная траншея, перед ней имелись проволочные заграждения в 1–2 кола, противотанковые и противопехотные минные поля. В ротах у противника насчитывалось от 50 до 70 солдат, глубина полковых участков обороны не превышала 2 км.

Отдельная Приморская армия, имея на плацдарме три стрелковых корпуса, превосходила противостоящего ей противника: в личном составе — в 3,5 раза, в пулеметах — почти в 2 раза, в танках и артиллерии — в 2,5 раза. По авиации силы сторон были примерно равны. Однако те силы, которыми противник оборонял Керченский полуостров, не были пределом его возможностей: в глубине Крыма располагались резервы, которыми в любое время он мог усилить обороняющиеся войска.
Цель операции заключалась в разгроме группировки противника севернее Керчи с последующим овладением всем Керченским полуостровом и созданием, таким образом, условий для действий непосредственно в Крыму.
Войскам армии ставилась задача комбинированными действиями с суши и десантом с моря прорвать оборону противника на участке фронта к северу от города Керчи. Главный удар наносился в обход Булганака с севера в направлении Грязевой Пучины, где надлежало соединиться с морским десантом и в дальнейшем наступать на ст. Багерово, Султановка с выходом в тылы керченской группировки противника.
Для решения поставленной задачи привлекались два стрелковых корпуса: 11-й гвардейский (2, 32 и 55 гв. сд) и 16-й стрелковый (339, 383, 227 сд, 255 мсбр), оба — со средствами усиления.
На южное побережье Азовского моря планировалось высадить два десанта. Первый из них состоял из десантного батальона Черноморского флота под командованием майора Алексеенко. Численность его была почти 600 человек, и предназначался он для захвата берегового участка к северу от высоты 71,3, то есть в одном километре западнее линии фронта. Время высадки по расчету совпадало с атакой 6-го гвардейского стрелкового полка 2-й гвардейской стрелковой дивизии. Совместно с полком десант должен был захватить высоту 71,3.
Второй десант был главным. Он состоял из 166-го гвардейского стрелкового полка 55-й гвардейской дивизии, 143-го отдельного батальона морской пехоты и армейской разведывательной роты. Ему предстояла трудная задача высадиться севернее высоты 164,5, овладеть ею и, продвигаясь на юг, соединиться в районе Грязевой Пучины с частями 16-го стрелкового корпуса. Силы этого десанта были мощнее, чем у первого, но и условия боевых действий складывались для него значительно сложнее: десант высаживался в отрыве от войск, наступающих с фронта. Командиром этого десанта назначался прославленный командир 166-го гвардейского стрелкового полка Герой Советского Союза подполковник Г. К. Главацкий. Все мы хорошо понимали, насколько сложна его задача при подходе к берегу и непосредственно на берегу, занятом противником. Трудностей и опасностей у этого десанта было куда больше, чем у войск в обычных боях на суше. Многое тогда зависело от искусства и воли командира, мужества и отваги личного состава, от мастерства морских начальников, высаживающих десантников, от надежности прикрытия с воздуха.
Для развития успеха в резерве армии оставались: 89-я стрелковая, 128-я гвардейская горнострелковая, 414-я стрелковая дивизии и 83-я морская стрелковая бригада.
В состав морского десанта отбирались лучшие подразделения, вооружались они автоматами и пулеметами. Всего десант имел 1611 автоматов, 140 ручных и 36 станковых пулеметов. 10 дней с личным составом десанта проводились занятия по тактике и тренировки по погрузке подразделений на плавсредства и высадке их на берег. В период подготовки десантников кормили по усиленной норме и выдавали им сухой паек на трое суток.

На фото участники десанта на мыс Тархан : Старшина 1-й статьи Вонлярский и краснофлотец Перевозчиков

 Прикрытие с воздуха осуществлялось силами истребительной авиации (219 истребителей) и зенитной артиллерии (243 орудия).

Все эти данные были получены офицерами Генерального штаба непосредственно в войсках, проверены лично на месте, о чем мы и доложили генералу С. М. Штеменко устно и донесли телеграммой в Генштаб. Пребывание начальника оперативного управления на нашем фронте не снимало с группы обязанности докладывать о подготовке операции в Москву. Такой порядок позволял иметь абсолютно единое понимание ряда вопросов состояния войск, принимавших участие в операции, лицами Генерального штаба, где бы они ни находились.
В ночь на 10 января офицеры Генштаба отправились в назначенные соединения, а я пошел в 383-ю стрелковую дивизию, штаб которой расположился в Аджимушкайских каменоломнях. Начальник штаба соединения подполковник П. И. Лавринович был доволен местом расположения, обеспечивающим надежное укрытие и спокойную работу, а командир, дивизии генерал В. Я. Горбачев с недовольным видом отмалчивался: ему надо было видеть бой, а отсюда это полностью исключалось. Опытный и смелый командир, который сам разрешил разместить здесь штаб, оказался буквально слепым. Как только забрезжил рассвет, я вышел из убежища, но переднего края видно не было. Оставалось довольствоваться тем, что сообщали Горбачеву командиры полков по телефону и радио. А дела пошли далеко не так хорошо, как бы хотелось нам...
Головные суда десанта Г. К. Главацкого подошли к месту высадки перед рассветом 10 января. Десантники высаживались в воду и с трудом выбирались на неудобный берег. Враг пока ничего не замечал... Рассвет между тем приближался, и подполковник Главацкий решил не ожидать подхода последних судов, опасаясь, что с наступлением светлого времени десант может быть обнаружен и атакован врагом на берегу. Он приказал наступать, тем более что хмурый январский рассвет уже занялся. Бойцы десанта решительно пошли вперед, на прибрежных высотах разгорался яростный и жестокий бой.
Как только с наблюдательных пунктов командарму доложили, что десант атаковал врага, И. Е. Петров приказал начать артиллерийскую подготовку, а стрелковым корпусам действовать по намеченному плану. Загремела канонада, она продолжалась 72 минуты, после чего перешли в атаку воины 11-го гвардейского и 16-го стрелковых корпусов, которым предстояло соединиться с десантниками. Правофланговая 2-я гвардейская дивизия наступала двумя полками, но они атаковали врага не одновременно. 6-й гвардейский полк продвинулся вперед и захватил скаты высоты 71,3. Наступающий левее 1-й гвардейский полк продвижения не имел. Ввод полка второго эшелона успеха не принес. Артиллерийский огонь к тому времени ослабел, поскольку артиллерийская группа действовала теперь на двух направлениях, поддерживая не только войска корпуса, но и десант.
В упорном бою десантники выполнили задачу по захвату побережья. Теперь им надо было соединиться с частями 16-го стрелкового корпуса или хотя бы с наступающими вдоль морского побережья войсками 2-й гвардейской дивизии. Личный состав десанта после морского перехода, трудной высадки и боя был утомлен, ослаблен, к тому же не имел собственной артиллерии. Это ограничило его боевые возможности. Он вел огневой бой, закрепившись на захваченном рубеже.
Командир 11-го гвардейского корпуса в целях развития наступления ввел в бой свой второй эшелон — 32-ю гвардейскую стрелковую дивизию с задачей вдоль побережья пробиться к десанту Г. К. Главацкого, однако за день боя частям корпуса задачу выполнить не удалось. Десантники продолжали действовать в отрыве от главных сил. Обстановка требовала усиления десанта артиллерией и непрерывной доставки ему по морю боеприпасов и продовольствия. Азовская военно-морская флотилия с этой задачей справиться не могла.
Другой десант, которым командовал майор Алексеенко, задержался в море и высаживался с запозданием, но достаточно успешно, так как огневые точки противника на высоте 71,3 были надежно подавлены и на скаты высоты, как уже сказано, вышли подразделения 6-го гвардейского стрелкового полка.
16-й стрелковый корпус, несмотря на мощную артиллерийскую подготовку, хорошо укрытые в грунт огневые точки противника не подавил и оборону его не прорвал. Весьма ограниченный успех имели только подразделения 383-й стрелковой дивизии, на КП которой я находился. Они овладели небольшим участком траншеи противника на западных скатах высоты 133,3. На этом, однако, продвижение прекратилось. Не обозначился успех и на других направлениях. Итак, в ходе первого дня боевых действий оборона противника устояла и операция развития не получила.
Ночь на КП 383-й дивизии в Аджимушкайских каменоломнях прошла тревожно. Комдив Горбачев старался не показывать досады. Его можно было понять. Но утром он не выдержал, выскочил из каменоломни, сел в «виллис» и уехал на наблюдательный пункт командира правофлангового полка. Я поехал с ним.
На НП нас встретил командир части. Шла перестрелка. Мы находились совсем близко от противника, но от его огня нас укрывала высота 133,3. На восточных скатах стояли танки 63-й танковой бригады. Моторы работали на малых оборотах, танкисты были готовы к наступлению.
Детально выяснив обстановку, мы вернулись обратно в каменоломню.
11 января наступление продолжалось, но успеха и на этот раз не принесло. Противник непрерывно атаковал десантников подполковника Главацкого, но был отбит с большим уроном. Против десанта действовало до батальона пехоты, танки и 7 штурмовых орудий. Весь день десантники, как я уже говорил, не имеющие артиллерии, вели бой. Боеприпасы были на исходе. Враг пытался отрезать десант с моря. Но герои Главацкого не сидели сложа руки. Подойдя с тыла к противнику, обороняющему лощину у морского побережья (до двух рот 98-й пехотной дивизии), так называемую позицию «Мюнхен», они нанесли внезапный удар и прорвались к частям 32-й гвардейской дивизии, наступающей с востока, передали им захваченную высоту 164,5.
Соединения 16-го стрелкового корпуса также возобновили наступление, но успеха не имели. В связи с этим в тяжелое положение попал десант Алексеенко, который захватил назначенную высоту и удерживал ее в неравной борьбе с контратакующим противником. Лишь с выходом частей 32-й и 55-й гвардейских стрелковых дивизий соседнего 11-го гвардейского корпуса в район высоты этот десант был выведен из боя.
Офицеры Генерального штаба в ходе боевых действий находились, как правило, на наблюдательных пунктах командиров полков главного направления. Это было необходимо, поскольку генерал С. М. Штеменко не раз запрашивал их собственную оценку тактической обстановки, контролируя развитие операции. Все мои товарищи без исключения сумели точно определить момент, наступивший в ночь на третьи сутки наступления, когда противник значительно усилил свои войска на переднем крае за счет резервов, подведенных из глубины. Особое внимание гитлеровское командование уделило тогда полосе 11-го гвардейского стрелкового корпуса и направлению 383-й стрелковой дивизии, где я в то время находился.
Пять дней вели упорные изнурительные бои два наших стрелковых корпуса. Результат был весьма скромным — незначительный территориальный выигрыш на правом фланге плацдарма Отдельной Приморской армии. Прорвать оборону противника не удалось. Враг значительно пополнил свои войска за счет 3-й горнострелковой дивизии, переброшенной из Феодосии, и нескольких батальонов, подведенных из глубины Крыма. Часть пополнения прибывала и по воздуху непосредственно из Германии. Наши войска понесли потери, были сильно утомлены. В связи с этим операция была прекращена.

 

 

 

 На фото братская могила на высоте 115.5

 

Материал подготовлен администрацией сайта Знамя Родины.ru

 

При подготовке материала использованы источники :

Фуртатов В. М. - «Огненные десанты» — М.: Воениздат, 1989. — 96 с. /Отдельное издание/ — Тираж 50 000 экз.

 А. Гаевский - «Парашютисты Советского флота: Опыт создания и применения парашютно-десантных частей ВМФ. 1941-1944 годы».

Салтыков Н. Д. Докладываю в Генеральный штаб. — М.: Воениздат, 1983. — 252 с., 4 л. ил., с портр. — (Военные мемуары). / Литературная запись Е. Н. Цветаева. // Тираж 65000 экз.

Великая Отечественная: день за днём. // «Морской сборник» — 1994. — № 1.

Холостяков Г. Н. Вечный огонь. — М.: Воениздат, 1976. — 415 с. — Тираж 100 000

Гарайс Мартин 98 я Пехотная Дивизия / 98. Infanterie-division: Kampf und Ende der Frankisch-Sudetendeutschen

Свердлов А. В. Воплощение замысла. / Лит. ред. В. И. Милютина. — М.: Воениздат, 1987. — 160 с. — (Военные мемуары). — 30 000 экз.

Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. — М.: Воениздат, 1989.

Карпов В. В. Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3. Полководец. Война генерала Петрова : Повесть. — М.: Художественная литература, 1990. — 799 с. Тираж 100000 экз. isbn 5–280–01061–8 (Т. 3), isbn 5–280–01059–6.

 

 

Связанные материалы : Поисковые работы на высоте 164.5